А смысл помогать, если эта помощь никому не нужна?

В квартире пахло кофе, хлоркой и валерианой. Именно такой тандем запахов был привычен для Аллы Ивановны. Но сегодня пошло что-то не так — даже любимая шоколадка в горло не лезла.

— А что случилось? — с порога спросила соседка. 

Эти две разные женщины стали друг для друга палочками-выручалочками. Они поддерживали, понимали и отлично ладили между собой.

— Представляешь, дочка заявила, что я слишком навязываюсь и лезу в их жизнь. 

— Я даже спорить не буду… Так и есть… Просто не знала, как тебе об этом сказать, — улыбнулась Людмила.

— Ну конечно! Я нянчила внука, помогала по хозяйству, деньги давала… И это такая благодарность? Зачем она вообще на новую работу устроилась? Денег всех не заработаешь! — никак не унималась Алла Ивановна.

— Алла, давай начистоту. Тебе, может быть, будет неприятно это слушать, но надо открыть глаза на правду. Ты устроила ее на эту работу! Потому что ты решила, что ей там будет лучше. Почему же ты не спросила, хочет дочка этого или нет? Ты всегда считаешь свое мнение авторитетным. Но это неправильно. Тоже самое с внуком…

Вот зачем ты его в художку записала? Он не хочет рисовать, это для него наказание. Он рад бы в футбол гонять, а не с кисточкой и красками часами сидеть. Неужели ты этого не замечаешь?

— А я сегодня узнала, что они год назад ушли с художки. Артем теперь занимается боксом и футболом. А от меня скрывали!

— Вот именно! Если бы узнала, устроила бы разнос. Начала бы валерьянку глушить при дочери и изображать предсмертное состояние.

— Могла бы по-человечески объяснить…

— А ты бы не поняла! Сейчас ты успокоилась, но в порыве злости наговорила бы ей гадостей. 

Алла Ивановна задумалась. А подруга права. Она действительно старалась для дочери, тащила все на себе, только никому это не надо было. Это чувство ненужности охватило ее с ног до головы. Она заплакала от обиды и осознания. 

— И чего ревешь? Дочка должна жить своей жизнью, а ты своей. Вот поехали в санаторий! Тебе отгул точно дадут. Глядишь, и на личном фронте что-то сдвинется с мертвой точки, — сказала Людмила.

— Поехали, — пробормотала сквозь слезы Алла Ивановна.

В ее душе бушевали странные чувства. Ей было обидно, а с другой стороны хотелось отомстить, показать дочери, что та не справится без помощи матери. С тех пор как Алла Ивановна стала вдовой, она начала жить жизнью дочки и внука. А им это не нравилось.

Дочку Наташу мать душила своей гиперопекой. Она всегда решала все вместо нее и навязывалась. Впервые она пошла против маминой воли и сменила работу. Ей нравилось это место, да и продвигалась она там стремительно по карьерной лестнице. 

Алла Ивановна заполнила свое свободное время живописью и музыкой. Дочка не могла нарадоваться, чтобы они могут выдохнуть и избавиться от маминого контроля. 

— Дочка, извини меня. У каждого свои мечты, я хотела воплотить свои через вашу призму. Теперь все изменится. Я многое переосмыслила, — заявила счастливая Алла Ивановна, вернувшись из отпуска.

Оцените статью
А смысл помогать, если эта помощь никому не нужна?
Близкие отвернулись от меня в самый сложный момент