Адаптация приемной девочки в семье. “Папа, я не воровка. Я просто поделилась!”

Мне 37 лет. С моей женой Вероникой мы живем уже не первый год под одной крышей, правда, было по-всякому. Мы мечтали о ребенке все 14 лет, но беременность не наступала. Не буду вас грузить диагнозами, но вскоре мы поняли, что шансов у нас нет. Мы посоветовались с Вероникой и решили усыновить ребенка.

Я даже не знал, что это такая адская процедура. Пройти этот тернистый путь способен не каждый —  у нас на это ушло около года. Двух детей забрали практически из рук, пока мы подписывали последние бумаги. Поэтому мы начали искать опять “своего” малыша.

Спустя год 4-летняя Маша впервые встретилась с нами. Хорошая и симпатичная девочка мне сразу приглянулась, а вот с женой они почему-то не поладили. Веронике пришлось уволиться с работы, чтобы максимум внимания уделить приемной дочери и заслужить ее доверие.

Отношения мамы и дочери на первых порах были непростыми…

— Мне ее просто жалко, а вот любви к ней нет, — как-то призналась мне жена.

— Любовь возникнет со временем.

— Знаешь, она мне не улыбается, не называет мамой, и вообще избегает…

— Терпи, все наладится, прошло совсем мало времени, — пытался я поддержать Веронику.

Мои отношения с Машей складывались просто прекрасно. Мы вместе гуляли, играли, учились. Она с первого дня начала меня называть папой, а вот супругу открыто игнорировала. Если ей что-то надо было, она тянула Веронику за юбку и говорила о своем желании.

Как-то Маша играла с детьми в песочнице. Она взяла у мальчика форму без спроса, и он расплакался. Я отобрал у нее ее, дочка расплакалась.

— Какое ужасное воспитание! — возмутилась мама мальчика.

— Я ей обязательно объясню, что нельзя трогать чужие вещи.

— Поспешите, а то смахивает на воровство.

Маша слушала наш диалог и плакала.

— Папочка, я не воровка. Нас в детдоме учили делиться игрушками, а он — жадина, — крикнула дочка.

— Какая грубиянка! — добавила наглая барышня.

Вместе с Машей мы ушли из площадки и направились в сторону магазина игрушек. Я разрешил дочке выбрать любую игрушку. Она выбрала куклу. Недешевую — 3 000 рублей, но я свои обещания всегда выполняю.

По дороге домой я рассказывал дочке, как вести себя с другими детьми, а она кивала головой в знак согласия. Когда я рассказал об этом жене, она очень огорчилась. Мол, ее надо было наказать, а не задаривать куклой. 

Вечером Вероника рассказала мне, что нашла у Маши под подушкой конфеты и печенье. Она не ругала ее, а спросила меня, как лучше поступить. Мы решили понаблюдать за поведением дочки.

Спустя некоторое время ко мне на дне рождения пришли друзья. Жена накрыла праздничный стол, а дочка всех веселила. Когда они вручили мне подарок, малышка быстро побежала в детскую. Она протянула мне коробку со сладостями, которые прятала под подушкой все это время.

— Папочка, это тебе! Я тебя люблю, — мило сказала дочка.

Я обнял ее и прижал к себе. Потом Маша подошла к жене и прошептала ей на ухо:

— Мама, и тебя я сильно люблю!

Она заплакала от счастья, ведь так долго ждала этого момента. Дочка назвала ее мамой — стена между ними рухнула.

Оцените статью
Адаптация приемной девочки в семье. “Папа, я не воровка. Я просто поделилась!”
“Не хотелось верить, но пришлось — если папа с ребенком не живет вместе, то он ему уже отцом не является!” — говорит Марина