Больше я на детскую площадку не ногой!

Ивановы наконец-то переехали в свой новый дом. Вера взяла дочку на руки и повела на детскую площадку, чтобы та погуляла и познакомилась с соседскими детьми. Там было много разных качель, детских скульптур, даже песочница оборудованная. 

Перед походом на детскую площадку Вера нарядилась в свое самое любимое платье. Да и Лиду в сарафанчик одела. Она хотела, чтобы дочка познакомилась с какой-то девочкой и мило лепила с ней куличики в песочнице. 

Народу было тьма. Все мамаши сидели тесным кружком и что-то обсуждали. 

— Чья вы будете? Новенькая, что ли? — спросила местная бабуля.

Все мамаши сразу уставились на Веру и начали с интересом ее разглядывать. 

— Да. Ивановы мы. В 46-ю квартиру въехали вчера.

Все начали нахваливать, как у них замечательно живется. Мол, соседи дружные, приветливые, никаких конфликтов и разборок. За этими разговорами Вера немного успокоилась. Когда все перезнакомились, одна из женщин радостно заявила:

— Девочки! Забыла вам новость радостную сообщить — мы вчера на горшок покакали!

Все начали аплодировать и поздравлять с таким важным “событием”. Вера из себя выдавила улыбку, но новость у нее не вызывала умиления. Всеобщую праздничную атмосферу прервал конопатый 7-летний мальчик:

— Мама, Дональд меня лопаткой по голове ударил! Спаси! Помоги! 

Все бросились с бинтом и зеленкой к мальчику. Вера с перепугу прижала к себе Лиду и застыла на месте. Несколько мамаш побежали к раскидастому клену, где кимарила на лавке бабуля обидчика.

— Женщина! Гражданка под кленом! Да проснись вы уже! Никакой совести! Ваше дите — садист! Поймайте своего шкодника и отлупите как следует. Не примите меры, мы сейчас участкового вызовим!

— Петя! А ну дай ему сдачу! Двинь-ка нормально! — крикнула другая мама.

— Иннокентьевна, чего ты всполошилась? У внука диагноз есть — гиперактивность. В общем, примите и смиритесь. Дома он по потолку ходит, но ему же нужно социализироваться. Не трогайте моего мальчика. Он… Хррр… — опять уснула старушка.

— Да что с них взять? Вы маму его видели? Беспардонная вся семейка. Дональд — весь в отца. Люська же родила его не пойми от кого и на бабку мальчишку скинула, — послышалось из толпы.

— Да-да, мне они всегда казались подозрительными!

— А я вообще видела ее с сигаретой! 

— На курево время есть, а на ребенка нет. Дональда уже из третьего садика вышвырнули.

— Да там еще заведующая такая. Любит выпить, а как протрезвеет — начинает порядки наводить.

Вера смотрела на все это и чуть сознание не теряла. К ней подошла Лидочка, достала поилку и тихонько потянула тыквенный сок. 

— Вы ребенку сок даете? Это же яд! Там сахара больше, чем пользы. Моя Гертруда пьет только ромашковый чай или отвар из шиповника. Я травы сама летом собираю, — подошла к Вере одна из соседок.

— А я Пете только воду даю. Муж в серебряном источнике набирает! 

— И мой тоже! 

— Я своей молоко козье даю. Знаете, какой иммунитет у нее крепкий!

— Молоко вредно для ЖКТ! 

Лидочка испугалась и спряталась за мамину спину. Соком поперхнулась и начала чихать.

— Мамаша, дите простудили. Вам бы к врачу, а не уши здесь развешивать! — обратилась одна из соседок к Вере.

— Эй, вы слышите? Педиатр хоть есть у вас? 

— Может, Кузякину позвать? Она же работала в детской больнице.

— Ой, у меня на работе такой случай был. Ребенок поперхнулся, еле в больницу довезли.

Лидочка от шума скуксилась и заплакала.

— А это это ревет? Ты хочешь, чтобы за тобой бабайка пришел? Что за капризы? Лида, Лида… Кто же тебя в белый сарафан нарядил на площадку? Вроде бы, мама не дура у тебя, не “зеленая”, а ума то нет, — проснулась бабушка Дональда.

Вера опустила глаза и направилась к выходу. Но и уйти ей не дала спокойно старушка:

— Ты еще с мужем своим беседу проведи. Тащится мимо нас и даже не здоровается. Где же почтение к соседям? 

— Да-да. Поговорите. Пусть он не зазнается, с мужиками в шахматы выходит вечером играть. Мы же соседи, надо дружить.

Вера с тех пор больше не хотела на детской площадке гулять. Шла в парк. Там на лавке читала Булгакова, а дочка рядом играла в песочнице. С пупсом. По имени Дональд.

Оцените статью
Больше я на детскую площадку не ногой!
Я перевела старушку через дорогу — и моя жизнь изменилась до неузнаваемости