Детская травля

Беременная женщина бежала в магазин мужу за пивом, несмотря на сильный снегопад. Их брак уже разваливался на глазах, но она все равно верила, что еще можно все спасти. Все же пьют, вот и он пьет. Что здесь такого? 

Сама она никогда не пила. Да и нельзя ей было — на днях малыш родится. Точнее, малышка. Я. Она не знала, что я рожусь на следующий день и стану ее лучиком света в такой непростой жизни. 

Я родилась с синяком на щеке. Все врачи этому умилялись — говорили, что это ребеночек так сильно к маме прижался и не хотел с ней расставаться. Только вот это милое пятнышко росло и росло. Я взрослела, а оно превращалось в гематому. Мало того, медики сказали, что из-за него я могу потерять зрение.

Когда мне было полтора года, это образование вырезали. Тогда на месте синяка появился огромный шрам. В 90-е годы не было косметических швов — все шили как-нибудь. Я становилась страшненьким лягушонком. 

— Смотрите, какая уродина! У нее шрам на пол лица! 

Один раз я обидчику так завалила кирпичом, что пробила голову. После этого случая пришлось искать другой способ самообороны. Пока девчонки косились на меня и играли в куклы, я бегала с пацанами и играла в войнушки. Я привыкла к своему “украшению” и научилась жить с ним, понимая, что я не буду такой красивой, как другие девочки.

А потом я влюбилась. Первый раз и по-настоящему. Было мне тогда 13 лет. Мой рыцарь даже не избегал меня — проводил домой после дискотеки. Я думала, что у нас что-то получится. Зря надеялась…

Как-то мы вечером гуляли с подружкой. За нами шла толпа парней. Один из них кинул взгляд на мою подругу, а все остальные троллили меня. Самое обидное, что среди них был мой рыцарь, который тоже насмехался.

— Зачем ты так ведешь себя? Я думала, между нами взаимная симпатия, — решилась сказать я.

— Симпатия? Ты себя в зеркало видела? Франкенштейн! 

Я бежала домой и так плакала, что не видела дороги. Когда я вошла в квартиру, мама с бабушкой пили на кухне чай. Я бросилась к маме в объятия и заплакала:

— Я уродина! Мне жить не хочется! 

Мама дала мне какую-то таблетку, чтобы хоть немного меня успокоить.

Шли годы. Многие стебались над моей внешностью. Естественно, и самооценка скатилась к нулю. 

Однажды к нам в гости пришел дед. Он был очень строгим, ведь в прошлом военный. Он принес деньги в конверте и сказал моей маме:

— Сделай внучке операцию!

Оказывается, все эти годы он откладывал часть своей пенсии, чтобы я смогла сделать пластическую операцию. В 11-м классе на выпускном я была уже с красивой щечкой — от шрама даже следа не осталось. Я больше не была похожа на героя ужастика, поэтому начала даже сама себе нравиться.

Мне 34 года. И я до сих пор вспоминаю о том, какую травлю мне пришлось пережить в детстве. Все-таки дети бывают очень жестокие, поэтому при возможности следите, чтобы школьный буллинг не коснулся вашей семьи. Это все на меня так повлияло, что я стала детским психологом, и теперь помогаю детям, которые тоже страдают от насмешек.

Оцените статью