— Если ее собственный ребенок ей не нужен, то он будет жить в детском доме

Будто все это уже было. Приехала с пузом, опять одна, без жилья, без денег

– За что мне это все, я не понимаю? – рассказывает Лидия Семеновна своей подруге.

Лидии Семеновне только исполнилось пятьдесят лет.

– Недавно более-менее стала лучше себя чувствовать, Пашка стал такой взрослый уже. Теперь не так сложно, он у меня самостоятельный мальчик, хоть ему и 11 всего. Ты же помнишь, я с пеленок с ним. Но, Наташа, если бы ты знала, каких усилий мне стоило растить одной внука! И вчера явилась моя Ира.

– Вчера дочь приехала? Ничего себе новости!

– Будто дежавю. Знаешь, почему? Приехала не просто так, а с животом, уже на последних месяцах беременности! Ей до родов два месяца, представляешь?

– Как же так? Опять беременная приехала?

– Да! Я же говорю. Опять с пузом, опять одна, без жилья, без денег, снова какой-то ухажер кинул ее с кучу долгами и кредитом. И Ира куда идет? Правильно, домой, к маме под крыло. У меня было такое ощущение, что снова тот 2007 год, все те же события повторяются. Один в один. Ведь со мной это уже было! Если бы не Пашка, который вслух учил уроки в комнате рядом, то я бы точно с ума сошла уже…

Ирина – тридцатилетняя дочь Лидии Семеновны. Мама довольно часто называет ее «гулящей», «непутевой». Ирину очень ранят эти слова и на Лидию Семеновну у нее давняя обида. Она никогда не была примерной, послушной дочерью. Учеба в школе давалась непросто, уроки прогуливала, в подростковые годы связалась с плохой компанией, стала курить, употреблять алкоголь. Такое поведение привело к нежелательной беременности. На то время Ирине было 19 лет. А на роль отца претендентов было достаточно. Непонятно от кого был Паша.

– Я так просила Иру сделать тогда аборт, я не хотела, чтобы она рожала. Но она меня и слушать не хотела, – вспоминает Лидия Семеновна.

Через несколько месяцев после рождения Павла произошла сильная ссора между Ириной и матерью, после чего Ирина уехала из дома, бросив на воспитание мамы Павлика. Конечно, она обещала, что скоро приедет и заберет сына, как только устроится в жизни.

– Ира никогда не заберет Павлика, воспитывать одна не будет, я об этом я уже и думать перестала, – вздыхает Лидия Семеновна.

– Она иногда думала о нем за все эти годы? – спрашивает с сочувствием подруга.

– Бывало, пару раз позвонит, иногда присылала кое-какие финансовые средства. Несколько раз по тысячи две, один раз – пять…

– Отлично! За целый год по одной тысяче рублей получается?

– Тяжело об этом думать…

Павлик рос достаточно нервным ребенком, часто болел. По ночам спал плохо, кушал тоже без аппетита, прихватить мог любой вирус, особенно в холодные месяца. А лечился долго, поскольку постоянно высокая температура, осложнения в организме.

Развивался медленно. Бабушка искала для внука хороших врачей, логопедов. К тому же приходилось работать больше, чтобы обеспечить себя и Павлика.

На работе у Лидии Семеновны часто были проблемы из-за постоянных больничных, внезапных ситуаций.

– Их косые взгляды тоже можно понять, – делится Лидия Семеновна. Я хуже выполняю обязанности, чем матери, воспитывающие в одиночку детей. Таким матерям бабушки помогают, их родные. А я совершенно одна! Внезапно позвонят из садика с просьбой срочно забрать Пашку, так как у него температура. И как раз в тот день, когда я только вышла на работу после больничного. Начальник так кричал на меня, будто это моя вина. Думаю, быстрее чтобы он закончил кричать и отпустил, ребенок ждет меня. Так и работала я…

Прошло несколько лет, и Лидия Семеновна стала лучше себя чувствовать. Во многих аспектах с Павликом стало легче. Он стал более самостоятельным, учится неплохо, сам добирается до спортивной секции, с годами болеть стал реже.

Как только все наладилось, Ира снова явилась…

– Я во многом чувствую вину свою! – говорит Лидия Семеновна, – думаю, что я неправильно ее воспитывала, в конечно счете это привело к таким последствиям. Это моя расплата, теперь несу эту ношу.

– Что теперь будешь делать? – спрашивает подруга, – второго внука воспитывать?

– Нет, ни в коем случае! – на повышенном тоне заявляет Лидия Семеновна, – я Ире сказала, чтобы она на меня даже не надеялась. Если ее собственный ребенок ей не нужен, то он будет жить в детском доме. Вариантов больше нет. Пойми сама, я его не смогу потянуть, у меня силы уже не те. Она пыталась его мне на шею повесить. Жаловалась, что надо долги снова выплачивать, пахать как лошадь. Я слушать ее не буду больше. Спасибо, мне Павлика с головой хватило. Но тогда я была моложе, сейчас все уже.

– Но аборт делать на таких сроках уже поздно. Серьезно? В детский дом отправишь?

– У меня нет больше сил, понимаешь? Пусть тогда растит ребенка одна, занимается им. Пашка уже не маленький мальчик, я его не перекидываю на ее плечи. Принесет через год она мне следующего! Что тогда будет?

Очень жестоко думать о подобном. Особенно, когда есть мама, бабушка. Правильно ли поступает Лидия Семеновна? Вправе ли так думать, оценивая свои силы и возможности?

Оцените статью
— Если ее собственный ребенок ей не нужен, то он будет жить в детском доме
Взрослым проще!