Людмила смогла воспитать сына другой женщины от своего мужа, когда ребенок осиротел

Мой отец, Иван Петрович, остался цел во время войны — работал водителем грузовой машины, перенес несколько ранений. А день победы он провел в Кенигсберге. Когда настало мирное время, то перешел на стройку, затем водил пассажирский автобус. Так и жили. Мама на 10 лет младше отца. Но любовь между ними была безграничная. Прямо сумасшедшая. Она была швеей на швейной фабрике. Когда у папы случалось обострение воспаления суставов, как следствие перенесенных военных действий во время войны, то мать ухаживала за ним. Бинтовала, делала компрессы. Жили мы в двухэтажке. Дали квартиру как рабочим. Мать как раз рядом работала.

С ранних лет мне хотелось быть педагогом и учить детей в школе. В итоге я окончила школу и поступила в Педагогический.

Когда училась на втором курсе, то встретила молодого человека. Его звали Коля. Он был с факультета физкультуры. На тот момент он уже отслужил в армии и поэтому был старше меня. Я его сразу полюбила. Ведь он высокий, подкачанный, брюнет. Он тоже меня полюбил. Еще не доучившись, мы расписались в расчете на то, что нас вместе распределят в одно место.

Семью молодых учителей послали в Кинешму. В деревенскую школу, чтобы мы там отработали три положенных после учебы года. Так случилось, что я забеременела. И уже в 1978 году у меня родился Сашенька. А у Коли было много работы. После уроков он вел труды у ребят. Семья у нас была дружной. Коля никогда не отказывал в помощи. Наносит воды из колодца, расчищает дорожки от снега. Если Сашенька просыпался ночью, то он укачивал его, чтобы я отдохнула. — рассказывает Люда.

Эти годы отработки пролетели незаметно и мы вернулись в наш город. Стали жить с родителями Коли. Устроились работать в одну школу. Спустя еще пару лет я стала уговаривать мужа на второго ребенка. Только Коля был против — своего жилья не имеется, зарплата у учителей небольшая. Еле сводим концы с концами. Когда начались девяностые, муж решил уйти из школы. Принял решение работать на себя. Он и его друг закупали одежду в столице на Черкизовском рынке, а у нас продавали в ларьке, который арендовали. Также они делали поездки в Чехию, Египет, — рассказывает Людмила. У нас стали водиться деньги. Сперва мы снимали квартиру, а после смогли купить трешку.

Наш сын Саша после окончания школы решил жениться на одной из своих одноклассниц Кате, затем у них родилась двойня — так появились сразу двое внуков разного пола.

Я заметила, что мы с Колей отдалились друг от друга. Я работала все также в школе, а он пошел дальше и развивался в торговле. У него было много денег, но он не обо всем мне говорил. Оказывается, он занялся еще каким-то бизнесом. Только я не была в курсе этого. Его постоянно не было дома. Иногда даже ночью. И тогда до меня дошло — он завел любовницу. — вздыхала Люда. 

Так и есть — женщина 22 лет. Она разлучила нас. Коля пришел и обо всем мне рассказал. Только разводиться он не собирался. Приобрел хороший благоустроенный дом в районе города, неподалеку от водоема и сказал, что я могу переехать туда. На тот момент я вышла на пенсию — у учителей стаж по-другому считается. Не было желания продолжать работу в школе. К невестке ездила, чтобы помочь с воспитанием детей. Деньги мне муж давал и ни в чем не ограничивал. — дополнила рассказ Люда.

Уже в начале двухтысячных пассия мужа родила ему мальчика. А спустя 6 лет Коля умер.

Люда была в курсе, что он с любовницей полетели в Индию. Прошла неделя и случилась авария. Автобус выехал на встречку, а перед поворотом свернул направо. В этой аварии всего погибли 15 человек. В том числе и Коля с любовницей.

Оказалось, что у женщины не было близких родных. Появился троюродный брат и похоронил ее. Затем стали искать, на кого определить ребенка, который остался сиротой. Есть у него брат сводный — мой сын, только его жена не собиралась брать в свою семью еще один рот. Ведь у них и так двое деток. Выход, что он должен был оказаться в детском доме. — чуть не плакала Люда.

В этот момент она приняла решение забрать ребенка себе. Хоть ей на тот момент было уже 53 года, она овдовела, вряд ли разрешили бы ей взять мальчика себе. Сын с невесткой оформили опекунство на себя. А воспитывать поручили ей. На том и порешили.

Когда я в первый раз оказалась с мальчиком в ее загородном доме, то он расплакался и постоянно звал мать. Кричал, что хочет к ней и не хочет оставаться со мной. Только через какое-то время нам с ним удалось найти общий язык. И он даже стал называть меня матерью. — дополнила рассказ Людмила.

С ее слов, забота о мальчике придавала ей силы и она даже похудела, похорошела. Особых хлопот с мальчиком не было. У него оказался спокойный характер, он учился петь, рисовать, писать и даже читать.

Главная проблема — это царапины и ссадины. Ну все как у всех мальчиков. Так и у Саши было. Я с опаской ожидала переходного возраста, подозревала, что намаюсь с ним без мужа. Только все прошло тихо и гладко. Мальчик стал ходить на шахматы, играл на гитаре. 

Мои подруги долго не могли понять, как она могла решиться на такой отчаянный поступок. Ведь чужой ребенок — это такая обуза. А она всегда говорила: “Он мне не совсем чужой, он — сын Коли, а Коля — муж”.

Спустя несколько лет мальчик закончил школу и уехал в Питер, стал учиться в химико-фармацевтическом институте, на факультете промышленных технологий. Жил он в квартире моего брата — Геши. Именно он и пригласил его учиться во второй столице России. Я безумно скучаю по нему. Мы часто перезваниваемся. Даже каждый день. И он обо мне всегда помнит. — так закончила свой рассказ Людмила. 

Оцените статью
Людмила смогла воспитать сына другой женщины от своего мужа, когда ребенок осиротел
Я здесь, потому что забеременела от вашего сыночка!