Муж не любит нашего ребенка. А потом связался со старшей барышней, у которой трое детей

Лида не смогла семью уберечь. Муж бросил ее с сыном и пошел по рукам. Ей после этого и жить не хотелось. Плакала, плакала, а потом смирилась.

Жили они в плохой квартире. Все мужчины, прописанные здесь, имели сложную судьбу. Кто изменял, кто на стакан садился. Лидин так вообще программу максимум осилил — и любовницу нашел, и алкоголиком стал. Проклятое место!

И дед, и прадед — все жили на две семьи. Квартира многое повидала. Эта дурная аура не давала спокойно людям жить. Лидину судьба она тоже не миновала. 

Вася был грубоватым мужчиной, но Лиде это нравилось. Он не засыпал ее комплиментами, часто грубил и резко отзывался. Он напоминал дворового пса, дикого и независимого. В шрамах, в колтунах, но всегда готовый к бою. 

До Василия за Лидой ухаживал Митя. Он был слишком ранимым, мог заплакать при просмотре сериала. Решительности и упорства ноль. А вот от Васи даже пахло мужчиной. Он матюкался, а она любовалась. И любил он Лидку в молодости, по водосточной трубе к ней с букетом лазил.

Кто ее обижал, он сразу бежал на разборки. Лида млела, поэтому и сдалась. Их отношения дали свои плоды — девушка забеременела. Поженились и переехали жить к теще. Мама Лидки очень любила зятя, все приказывала дочке, чтобы она за него крепче держалась. Вера Варсонофьевна плакала по ночам и вспоминала, как это трудно без мужика жить, поэтому и тряслась за женское счастье Лидки.

Лида и сама зубами за Васю держалась. Но после свадьбы его как подменилили. Называл он жену уже не “кисей”, а “лошадью педальной”. Куда не сходит — приходит либо побитый, либо пьяный. Даже с полицией его однажды искали. Мама Лиду учила не злиться на супруга, а сохранять уют, молчать и терпеть. Отмывай, корми и ласкай, чтобы по чужим бабам не гулял. Лидка вздыхала от отчаяния, но слушала родственницу. Только вот к сыну Толику, Василий был абсолютно равнодушен, хотя чужих детей любил.

Не любил он с ним не нянчиться, не гулять, не играть. Ложил дитя в кроватку, а сам спал на диване. Лидка обижалась, но молчала, боялась спугнуть мужика. Еще и Вера Варсонофьевна поджучивала, мол, нечего ребенка мужику пихать. Он работает, поэтому ты должна ему отдых полноценный обустроить. И плакала Лидка, и истерила, но ничего не менялось. К ней супруг тоже охладел. 

Даже когда она болела, никакой помощи от Васи не было. Любые жалобы порождали гнев. А мама все приговорила: “У других и хуже бывает, терпи!”. Василий перестал домой на ночь приходить, шалил где-то и развлекался.

Лида себя успокаивала, что он с товарищами пиво пьет, а не по бабам шастает. Мама говорила, что ходоков она чувствует, Васька не такой. Видите ли, он грубый, но порядочный. Для него брак не игрушка. Так они и жили.

Толик подрастал, с папой играть хотел. А Васька орал на него и ругался, только за своим компьютером сидел. Отец от него как от мухи назойливой прятался. Потом и вовсе ушел из дома. 

Вера Варсонофьевна во всем дочку винила, орала на весь двор, что не уберегла зятя. Лидка от горя выла белугой, а бедный Толик не знал, что происходит в этом доме. Позже дошли до них слухи, что Вася связался со старшей барышней, у которой трое детей. Назад возвращаться не собирается, жизнью доволен. С детками футбол гоняет и возит их по выходным на рыбалку.

Оцените статью
Муж не любит нашего ребенка. А потом связался со старшей барышней, у которой трое детей
Перед свадьбой свекровь взяла кредит для торжества, а теперь утверждает, что платить по нему обязаны мы! Вот это заявочки!