Мы не хотим больше быть с дедом и бабой, они нас наказывают!

— Ты делаешь вид, что ничего не замечаешь? Дочка позвонила и сказала, что твои родители над ними издеваются! — кричала Лена и собиралась на вокзал.

— Что за глупости? Ну сделали замечание, что здесь такого? — ответил Максим.

— Ага, тряпкой и палкой отметелили — это тоже нормально? 

— Будто ты в детстве не получала! Поболит и забудется!

— Забудется? У тебя вообще все нормально с головой? Детей нельзя бить! На них нельзя повышать голос! 

— Ой, будто ты на них никогда не орешь! Еще и по жопе ввалить можешь.

— Я мама, и могу это делать. Внуки впервые за 10 лет приехали к бабушке с дедом, а те их наказывают? Только по телефону созванивались, никогда раньше не виделись! Ладно, у меня нет времени на пустые разговоры. Я за детьми, — вышла из квартиры Лена.

Через несколько часов женщина была уже в деревне. Свекор гонял палкой гусей. Она поздоровалась и сказала:

— Этой же палкой моих детей бьете? Не стыдно? 

— А ты чего приехала? Дети еще спят! — возмутился он.

Когда на крыльцо вышла свекровь с венчиком для теста, Лена решила съязвить:

— Это орудие тоже к внукам применяете? Я приехала за детьми, они жалуются, что вы их бьете.

— Кто бьет? Ну наказываем, ведь они совсем невоспитанные. Почему ты этим не занималась? Они же сами будут потом во взрослой жизни мучиться, ведь привыкли жить во вседозволенности, — начала оправдываться свекровь.

— Ну вон я Ваньке рогатку сделал и расставил бутылки, чтобы учился стрелять. Так она начал по курям целиться. Я и шлепнул его прутом. А Вера тряпкой по жопе Марине дала, потому что она над слепыми котями издевалась. Кобылке 10 лет, а она совсем не соображает! — добавил свекор.

— Ой, вы за животных готовы внуков родных истязать! Разве котенок и петух этого стоят? 

— Дети в таком возрасте должны понимать, что они вредят окружающему миру, и нести за это ответственность. Вон жена вчера морковь сажала. Они дождались, когда она уйдет, и все повыдергивали. Нормально, а? Вот и получили крапивой по рукам! А вечером обзываться начали — мы их в угол поставили. 

— Ой, Господи, я этого даже слушать не могу! Я забираю детей. Вы изверги какие-то! — сердито сказала невестка.

Лена зашла в комнату и сразу заметили, что дети стали лучше выглядеть за эти две недели. Они округлились, загорели, появился румянец на щеках. Она дождалась, пока они проснутся, и приказала попрощаться с родственниками. Так те начали плакать — не хотели уезжать.

Несмотря на это, она одела их и потащила на вокзал. В поезде дети вели себя просто ужасно.

— Угомоните ребенка! — возмущалась попутчица.

— Ваня, не мешай тете. Ваня, ты слышишь меня? — кричала Лена. 

От безвыходности она поднялась и ударила сына по мягкому месту.

— Что вы творите? За такое надо родительских прав лишать! Надо было снять вас на камеру и обратиться в органы опеки. Как можно бить детей? Вам не стыдно? — возмущалась пассажирка.

Дальше они ехали молча. Ваня так испугался, что не издавал ни звука. Женщина вышла с Леной на одной станции. Увидев Максима, она обратилась к нему:

— Вы отец этих детей? Успокойте сумасшедшую мамашу! Она кричит на детей и избивает их! 

Максим ухмыльнулся, а жена спрятала глаза. Приехав домой, она позвонила родителям мужа и извинилась. Дети капризничали и стояли на головах. От этого шума ей стало плохо.

— На каникулах поедете к бабушке и дедушке на все лето. И только попробуйте их не слушаться, я сама вам хворостиной по мягкому месту надаю! 

Оцените статью
Мы не хотим больше быть с дедом и бабой, они нас наказывают!
Готовим заварные пирожные по ГОСТовскому рецепту