Несносная, но любимая дочь

Моя 15-летняя дочь закатила истерику и сказала, что уйдет из дома. С бабушкой будет жить, но домой не вернется. Она тыкала пальцем в мой живот и говорила, что из-за него все ссоры. Она так кричала, что у меня вскружилась голова.

Да, мне 40. И я беременная. Лера — моя дочь от первого брака. Я ее, по сути, сама растила, так ее папаша пропал практически сразу после родов. Бывший муж особо не участвовал в жизни дочери, но дарил дорогие подарки, так как он — довольно-таки богатый человек.

Как-то дочка спросила, будет ли дядя Женя ее папой. Мол, у папы есть новая жена, она тоже мама. Вот и интересовал ребенка вопрос, будет ли два отца. Я ей попыталась объяснить, что не может быть два отца. Как и две мамы. Дядя Женя может стать ее другом, защитником, интересным собеседником, но папа у нее есть только один. И тетя Мира ей не мама. 

С Женей у дочери складывались отличные отношения, и это меня радовало. Я была в нем абсолютно уверена, поэтому и решилась на второй брак. Он относился к Лере как к дочери и любил ее всем сердцем. Да и с моими родителями он поладил. 

В течение 10 лет все было просто замечательно. Дочка считала отчима своим лучшим другом и делилась с ним разными секретами. 

Через какое-то время мама меня спросила, почему я не рожаю Жене ребенка. Он, конечно, хорошо относится к Лере, не обижает ее, но разве не заслужил он родного малыша? Но дело в том, что у нас никак не получалось забеременеть. Я хотела осчастливить своего любимого человека, ведь он действительно этого заслуживал.

Про беременность я узнала два месяца назад. Когда Женя узнал об этом, он заплакал от счастья. Случилось это тогда, когда я уже ждать перестала. Моя мама меня поддержала, хоть и была удивлена. Возраст ее вообще не смущал, ведь многие современные женщины первых детей рожают после 40. Но вот рассказать дочери об этом мне было страшно…

Лера узнала сама про беременность. Она увидела обменную карту в моей сумке и потребовала объяснений.

Когда я призналась, что действительно жду ребенка, на меня посыпалась жесткая критика. Она требовала, чтобы я избавилась от этого ребенка. Мама сказала, что Лере просто нужно время. У нее сейчас трудный подростковый возраст, да и избаловали мы ее своим вниманием. Папа вообще сказал, что ее давно пороть пора, так как она в последнее время разошлась не на шутку.

Даже бывшая свекровь вмешалась в наши разговоры. Она посоветовала мне рожать и не слушать дочку. Она уже достаточно взрослая, пора и о себе подумать. Папе же она истерик не устраивала, когда у того сын родился. А если уйдет из дома, бабушка ее примет. На улице Лера не останется.

На следующий день меня поддержал человек, от которого я точно этого не ожидала. Это была новая жена мужа. Мира предложила мне, чтобы я на какое-то время отпустила Леру к ним. Поживет с братом и поймет, как это хорошо иметь под боком братика или сестричку. «Ты обязана родить своему мужу малыша. Он этого заслуживает», — сказала Мира и попрощалась.

А я расплакалась. Дочка даже разговаривать со мной не хочет. Я очень надеюсь, что она придет в себя и все поймет. Ну не смогу я без нее жить, так как очень сильно люблю. От ребенка, который внутри меня, я тоже отказаться не могу. Он уже моя семья. Разве я могу его предать?

Оцените статью