Одолжи денег. Детей накормить нужно, — просила дочка, — я верну, ты же знаешь

Мама, одолжи немного денег, — просила Анну Петровну ее взрослая уже дочка Кира, — ты же в курсе, что верну, просто сейчас на нуле.

Как на нуле? — уточняет мама, — даже еду купить не на что?

Даже продукты, — уверяет Кира, — через пару неделек мне заплатят за мой заказ, а пока — глухо.

Анна Петровна давным-давно разуверилась в дочке. Когда-то ей досталась квартира от дедушки, папа после смерти его отца сразу переоформил жилье на нее. Только у Киры было двое деток. Дочке 10 лет и сыночку 7 лет.

Мы изначально не были довольны выбором дочки ее места учебы и ее скоропостижным браком. И зятем тоже, к стати. Он не в состоянии сам себя обеспечить, не то что семью. И вообще желанием работать не горит. — уверяет Анна Петровна, — только Кира решила поступить по своему и ни к кому не прислушивалась. Как сказала, так и сделала. Никто ей не указ.

На сегодняшний день они уже в разводе. А тогда она встретила его во время обучения в колледже архитектуры. Еще не окончив его вышла замуж, а на последнем курсе родила дочь — внучку Анны Петровны. Работать она пойти так и не успел — спустя три года родила сына.

Пока они еще доучивались, то нам с мужем приходилось тянуть всю их семью, — утверждает Анна Петровна, — и кормили их, и детей одевали. А когда они получили свои дипломы, то ничего не изменилось. Кира нянчила детей, а зятечек сообщил, что он еще не выжил из ума, чтобы с утра до вечера пахать.

Я же личность творческая, — так он говорил, — а вдохновение не может приходить по графику. Я вот беру проект, делаю его ночью, как мне удобно, а после получаю оплату. Приличную, между прочим. Ни одна контора столько не заплатит.

Деньги у него действительно водились, — подтверждает Анна Петровна, — после получки они затаривались деликатесами, покупали обновки себе и детям, ездили на отдых и опять к нам: помогите, займите, мы вернем обязательно!

Анна Петровна пыталась объяснить дочке, что если они работают таким образом, то пусть научатся рассчитывать доходы на долгое время. И неплохо было бы и дочке подыскать себе подходящий род деятельности. Сколько можно дома сидеть.

Даже если и немного будут платить, зато регулярно, хватит и на еду, и на оплату коммунальных услуг, — говорила Кире мать. — Кира? Сперва кивала головой, а потом они развелись. Ей не нравилось, что он редко деньги приносит, живут от проекта до проекта, а на протяжении всего остального времени он находится в ожидании музы, в поиске смысла существования.

Когда развелись, то определила она детей в детский сад. А сама пошла в городскую администрацию работать, в архитектурный отдел. Ну, думают родители Киры, зять алименты заплатит, а Кира на жизнь заработает. По крайней мере, голодать им не придется.

Младшенький периодически болел в детском саду, — говорит Анна Петровна, — только для того и существует полный соцпакет — есть возможность посидеть на больничном. И мы никогда дочери не отказывали посидеть с внуками. Только Кира приняла свое решение.

Хватит с меня, — сообщила она родителям пару лет тому, — я увольняюсь. Всю плешь проели, работой завалили, требует все сдавать в срок, а если минус больничный, то в итоге вообще мизер получается.

Кира хотела работать, как ее бывший супруг. Она утверждала, что знакомств у нее предостаточно, так что с заказами проблем не будет. А если ребенок будет находиться дома, то и болеть перестанет. А у нее будет приличный доход.

И с тех пор она стала регулярно занимать у нас деньги, — брала злость на дочку Анна Петровна, — получает зарплату, пошикует недельку, купит всяких разных обновок, игрушки и гаджеты, долгов выше крыши, которые раздать нужно, свозит детей на отдых и опять у нас занимает, — помогите, поесть нечего.

Кирочка, — пыталась образумить уже теперь дочка Анна Петровна, — ведь мы с папой вечно жить не будем, ты должна уже помудреть. На тебе двое деток. Муж алименты платит не регулярно, а когда нас не будет, кто тебе займет? Сколько можно так жить? Разве так можно? Любишь поспать до обеда, поработать ночью или вообще не работаешь.

Я же вам все деньги всегда возвращаю! В долгу не остаюсь! — уверяет дочка.

Только Анна Петровна и ее муж уже пожилые люди. Когда занимают дочке денег, сами потом перебиваются. Иногда дочь заказы задерживает, иногда ей оплату вовремя не перечисляют, иногда заказов приходится ожидать долго. А сколько той пенсии? Дети уже взрослые, у них запросов много.

Получаем долг от дочери, оплачиваем квартиру, оставляем на лекарства, самое необходимое покупаем, во всем себе отказываем, а то если Кира опять с просьбой придет, что ей тогда ответить? Очень все это надоело. Мы даже фруктов себе купить не позволяем. Ведь рано или поздно дочь заявится с протянутой рукой. Как пить дать.

Так  не занимайте, — дает совет Анне Петровне подруга, — пускай привыкает рассчитывать на свои силы. Если не у вас, то у кого она занимать будет? Да еще и регулярно.

А Анна Петровна не может по-другому. Ведь внуки же не виноваты в том, что у них такая неразумная мамаша. Их жалко очень.

Ну накупит Кира им мивины, хлеба, и что дальше? — Как нам спать спокойно, зная о том, что внукам приходится голодать? А если назанимает у посторонних, то вообще квартиру отнимут за долги. Что тогда?

И как им быть? Совсем отказаться от дочки и внуков, чтобы научилась жить самостоятельно? Или же продолжать жалеть ребятишек, винить во всем окружающих, чтобы в случае чего помогать дочке?

Оцените статью
Одолжи денег. Детей накормить нужно, — просила дочка, — я верну, ты же знаешь
Мне пришлось ухаживать за бывшей свекровью, которая всю жизнь ко мне очень плохо относилась