Родители всю жизнь испортили своим воспитанием!

Люсьен вечно жаловалась на жизнь. На личном фронте — штиль. На работе — скукота и мизерная зарплата. Да и хобби нет, а времени на подруг не остается. Волосы редкие. Шесть лишних килограмм за месяц. Что за беда-то?

Решила женщина кардинально изменить свою жизнь. Для начала записалась к психологу, чтобы разобраться в себе и исключить детские травмы. Изольда Борисовна была лучшим специалистом в этом деле, поэтому Люсьен записалась именно к ней. 

После первого же сеанса психолог вынес вердикт — в детстве была нанесена глубокая травма. Родители недолюбили дочку, вот та и мучается. Да-да, такое часто случается даже в благополучных семьях. Не было никакого уважения к детской личности. Никто не интересовался внутренним миром маленькой Люськи. Чмокнут перед сном — вот и вся любовь. Уроки заставляли учить, по дому помогать, по жопе лупили из-за “двойки”. И это называется родительская любовь? Такое прохладное отношение породило низкую самооценку и недоверие к всему миру. А Люсьен же любви хочется…

— А на что вы, милочка, рассчитывали? Хотели блестящую карьеру и любовь до гроба? Ваши родственники вас слишком сильно ранили своим равнодушием. Недоцеловали. Недообнимали. Не хватало вам тактильности. Даже Шаинского вам не заводили! Да это же халатность, а не осознанное родительство! Наверное, занятостью прикрывались, да? Ну понятно… Многие так делают, а потом их подросшие дети по психологам бегают. Я без жалости и сострадания на вас взглянуть, Люсьен, не могу. Хочется вас обнять и конфеткой угостить.

Я таких недолюбленных за версту чую. Надо раскрывать душевные гнойники и исцелять ваши раны, работать над комплексами и ошибочными установками. Завтра буду вас добаюкивать, потом будем агукать и кушать с ложки, петь колыбельные и читать сказки. А пока домашнее задание: вам нужно пойти к родственникам и рассказать им о наболевшем, — сказала Изольда Борисовна.

Люсьен пришла домой и позвала к себе соседку-подружку, чтобы рассказать ей о визите к психологу.

— Послушала я тебя и поняла, что мы, Люська, с тобой очень похожи. У меня такая же непростая ситуация, как и у тебя. Мама-наседка досталась, которая каждый мой шаг контролировала. Я уже инженером на заводе работала, а она продолжала мне сопли чесноком лечить. А я ведь о балете мечтала… Вспоминала танцы и плакала. Отец меня называл “кашей-размазней”. Столько я от него “приятностей” наслушалась, что теперь мужчин опасаюсь, жду от них чего-то мерзкого и оскорбляющего.

Хоть мне уже и за 40, но взбунтовать всегда можно, правильно? В балерины уже не возьмут, но жизнь поменять можно! Только к самостоятельности я не приучена, бесполезный человек в быту. Я — оголенный нерв, а струны моей души не способны на радостные мелодии, один минор звучит. Обрезали мне крылья еще в детстве, а новые-то не вырастут. Лучше бы меня сразу в лагеря сдали! — заплакала Дуська-соседка.

— Ну не скажи, Дуська! Я вот начала любовь искать, так у меня даже грудь выросла. Первый раз вышла замуж за алкоголика и изменника, 5 лет с ним промучилась. Он меня выгнал прямо на улицу в одной ночнушке. Ночь, зима, а я бегаю раздетая по соседям, чтобы кто-то на мой вой отозвался. На этот вой отозвался очередной негодяй! Я любовь искала, а он мне дулю с маком в ответ! Вон уже жирка сколько отрастила из-за душевных ран. Сейчас разберусь со своим душевным балансом и найду себе нового мужчину. Надеюсь, не сбежит опять. Спасибо дорогим родителям, что с ранних лет судьбу испортили!

Люсьен лила свои слезы в чай и плакала в унисон с Дуськой. Соседка продолжила:

— Видимо, придется встречать старость в одиночестве. Ты хоть испытываешь свою женскую судьба, а мне мамка привила страх к мужскому полу. Я себя чувствую с мужиками, будто в лесу среди медведей. Смотрю на одного и кажется, что у него тестерон сейчас прямо на меня выскочит. Я иногда взвизгиваю при виде противопожного пола. Порой так заносит, что могу сутками лежать на диване и топтать пирожные. А боль душевная раздирает изнутри! Мама уже готова мне денег дать на психолога, чтобы я в норму пришла, а папа “соплей” называет. Ну и воспитали они меня!

Лили подруги слезы до глубокой ночи. Решили они вместе пойти к психологу, чтобы та их добаюкала, доласкала, долюбила. Большие надежды у них на Изольду Борисовну. Иначе никак.

Оцените статью
Родители всю жизнь испортили своим воспитанием!
Родителям надоела дочка, и они отводят ее в детский сад, чтобы не путалась под ногами