— Сдавай второго внука в детдом, я двоих детей не потяну!

— Я не знаю, за что мне такая судьба досталась! Чем я перед Господом завинила? Я же ведь только приспособилась ко всему. Я Лешку одна с 8 месяцев воспитывала. Вот в этом году ему исполнилось 10 лет. А вчера дочка моя на порог явилась! — плачет Елена Викторовна.

— Настя приехала? А где же она была все это время? 

— Будто дежавю, понимаешь? Приехала с той же клетчатой сумкой и беременным пузом! Снова в положении, снова на меня ребенка скинуть хочет. Очередной хахаль бросил ее, как только о беременности узнал. Я сначала подумала, что все мне привиделось. Будто в прошлое вернулась… Если бы Лешка меня не позвал, я бы подумала, что с ума схожу потихоньку.

Дочери женщины 29 лет. Если быть откровенными, она не совсем благополучная. Елена Викторовна вкладывала в нее всю себя. Воспитывала и прививала правильные ценности, но дочка не поддавалась и крушила свою жизнь. Она прогуливала школу, связывалась с плохими компаниями и употребляла алкоголь. Где ее только не искала порой мама! В полицейском участке Настя бывала чаще, чем дома. Она стояла на учете, поэтому многие даже связываться с ней боялись.

Когда Насте исполнилось 18 лет, она заявила, что влюбилась. Но это были еще не все новости — дочка явилась домой беременная. Елена Викторовна чуть с сердечным приступом не слегла. Несмотря на весь шок, ей пришлось на время приютить дочку с потенциальным зятем у себя дома.

Через месяц зять сбежал, еще и золотишко тещи на память прихватил. Денежные сбережения тоже в ход пошли. Даже новогодние гирлянды ему понадобились. 

К тому времени Настя уже родила сына, но в дочки-матери наигралась быстро. Новоиспеченная мамочка сбегала из дома, поэтому все обязанности по уходу за малышом возлегли на плечи бабушки. Спустя какое-то время Елена Викторовна обнаружили в детской записку: “Уезжаю. Не ищи меня. Если все сложится, Лешку потом заберу”. 

За все 10 лет Настя лишь два раза матери по три тысячи прислала. Такая неслыханная щедрость, естественно, говорит о ее большой материнской любви.

— Я смирилась, что должна Лешку воспитывать. Мы хорошо жили, хоть и тяжело мне пришлось. Еле-еле концы с концами сводила, но любила внука всей душой. И в садик, и в школу… В общем, как подорванная, — вспоминает Елена Викторовна.

К тому же, Леша рос болезненным ребенком. Он плохо говорил, ставили задержку развития, поэтому бабушка набегалась с ним по больницам. Елена ничего для него не жалела, даже кредит оформила, чтобы реабилитацию дорогую оплатить. Только все наладилось, как Настя домой вернулась.

— Я знаю, что сама виновата. Видно, разбаловала я ее, воспитала неправильно…

— Лупить ее ремнем надо было! Не перекладывай ее вину на себя!

— Ну, Оль. Это мой крест, значит, придется его нести. Но я Насте сразу сказала, чтобы на меня больше не рассчитывала. Второго малыша я не вытяну. Пусть в детдом сдает, пусть что хочет, то и делает. Мне одного Лешки с головой хватает. Да и возраст уже сказывается….

— Разве ты позволишь, чтобы родная кровинушка в детдоме росла?

— А как по-другому? Я не смогу до седых волос с внуками нянчиться. Мне бы хоть Лешку на ноги поставить. Я же не жила никогда. Сначала Настю растила, потом Лешку. Ничего, кроме детских соплей, не видела. Второго приму, она третьего родит. Что тогда делать? 

Долго женщины между собой разговаривали. Елена Викторовна выплакалась и пошла внука ужином кормить. Она понимала, что маленький человек ни в чем не виноват, но не могла взять на себя такую ответственность. Да и дочку жалела… Жила Настя как бездомная собака с выводком. Как найти выход? Она и сама не знает.

Оцените статью
— Сдавай второго внука в детдом, я двоих детей не потяну!
— Феде еще успеем накопить. А у Наташки уже свадьба на носу. Ей квартира нужнее