— Теперь каждый день будем ездить по игровым и ресторанам. Будем делать то, что нам вздумается! Наконец-то свобода!

Кате опять не удалось нормально поспать. Сын с самого утра капризничал и требовал внимания. Она очень устала выживать в таком ритме и все тянуть на себе. До отпуска еще две недели. Время тянулось очень медленно, а сил оставалось все меньше.

— Собирайся, сын. Поедешь к бабушке, ведь мне после обеда на работу!

— Нет! Я не хотююю к бабушке. Хотю иглать! В игловую поехали! 

У Кати не было сил спорить с сыном и уговаривать его, поэтому она начала сама его собирать. Она бы на его месте с удовольствием поехала к мамочке. Выспалась бы, поела бы ее вкуснейших блинов… От блаженства и ностальгии Катя аж глаза закатила и вспомнила вкус маминых блюд.

В реальность ее вернул плач Артема. Она бессильно опустила руки и завалилась на диван. У ребенка начиналась истерика, а это Катя не любила больше всего. 

— Ты хочешь играть со мной? А я в ресторан хочу! Сейчас позвоню тете Маше и скажу, что работа сегодня отменяется. Пойдем с ней танцевать и веселиться! 

Катя сделала вид, что набирает номер телефона, но сама не собиралась никому звонить:

— Машка, привет! Давай быстро собирайся. Сейчас поедем в ресторан, а по пути завезем Артема в игровую комнату. А то он к маме не хочет ехать, надоело ему там. Пока он будет развлекаться, мы шампусика выпьем и потанцуем. Как же здорово будет! Хоть развеемся. Да, мы его там на весь день одного оставим. Ну пусть наиграется хорошенько до самого вечера. С бабушкой играть ему не интересно, вот и она отдохнет. 

Сын слушал маму и недоумевал. Он даже плакать перестал от удивления. 

Катя разговаривала с вымышленной подругой по телефону и выбирала себе платье. Она одевала на себя всякое барахло и крутилась перед зеркалом. От этого у нее будто открылось второе дыхание — она наконец-то нашла выход для всех скопившихся эмоций. 

Артем с интересом наблюдал за мамой, которая бегала по всей комнате, танцевала и что-то напевала себе под нос. Она начала краситься, хотя забыла, когда делала это в последний раз. Тушь аж засохла от непригодности. Все веки заляпались, ведь движения Кати были слишком резкими и импульсивными.

— Как же ты здорово придумал, сын! Теперь каждый день будем ездить по игровым и ресторанам. Будем делать то, что нам вздумается! Наконец-то свобода! Кстати, одеваться можешь так, как хочешь! 

После этих слов Катя достала ярко-фиолетовую помаду и жирно навела ею губы. И лишь тогда заметила, с каким удивлением на нее смотрит сын.

— Чего сидишь? 

— Неа, мама! Ты на яботу, а я — к бабуфке. Только умойся! 

Оцените статью
— Теперь каждый день будем ездить по игровым и ресторанам. Будем делать то, что нам вздумается! Наконец-то свобода!
Совсем другая девушка! Ошибка, изменившая жизнь