“У меня нет намерения плодить нищету! Я — не вы!”. Дочка не хочет выходить замуж и рожать детей

Ева всегда обижалась, когда одноклассники обзывались. Ведь она не была грязной, она всегда следила за собой. Любит воду, купается постоянно. Такое ощущение, что она пыталась ежедневно смывать с себя все оскорбления и негатив. А ведь всего этого было в ее жизни более чем предостаточно. Она была обижена не только на школьников, друзей. Больше всего она обижалась на отца с матерью. Именно они виноваты в том, что их дети живут непонятно как.

Конечно, они не алкаши. Мама даже капли в рот никогда не берет. Папа выпивает только в праздничные дни. Он же водитель. Так что тут особо не выпьешь. Только зачем им понадобилось плодить нищету! Зарабатывали они мало! Особо никаких наследств не предвиделось. Жили они в крошечной трехкомнатной квартире. А детей всего семь! Целых семь! На двоих родителей. Ни о каких перспективах не может быть и речи. Разве могли эти родители вправду рассчитывать на благодарность от детей, когда те повзрослеют?

Ева по счету родилась второй. А первая была Валя. Затем младшие братья. Мама еще очень расстроилась, что после операции ей запретили какое-то время рожать. Ведь это значило, что они не могли рассчитывать на дополнительные материнские капиталы. Почему бы не признать, что это знак свыше? Зачем еще дети? Опомнитесь! Почему отец не сказал матери, что уже хватит? Почему не остановился вовремя? Ведь из-за их с матерью ложны амбиций страдают все!

Очень тяжело быть второй дочкой. Ведь всю одежду приходится донашивать за старшей сестрой. Пока была маленькой, это не ощущалось. А когда наступил сознательный возраст, то это стало невыносимым. И во дворе перед друзьями стыдно. Все вещи вылинявшие, потертые. Валя об этом знала и ей было жаль сестричку. Она всегда рвала свои старые вещи, чтобы Еве покупали обновки.

Ты в своем уме? — орала мать на Валю. — Где ты так сильно испачкалась? Куда лазила, что порвала платье? Уже выбросить остается, даже не залатаешь. Хотя…

И Ева гуляла в штопаных платьях. Тогда Валя делала еще лучше — она выбрасывала устаревшие платья. От мамы ей перепадало, только что можно было поделать? Они покупали новые вещи. Хоть и в секонде. Иногда маме отдавали вещи ее знакомые. Ведь одеть нужно было всех. Зачастую там были настоящие обноски. Но на дворе же 90-е! Можно и надеть.

Дома все время орали младшие братья. Младенцы капризничали. Выходит, что к шуму привыкаешь. Но об уюте не могло быть и речи. Только хуже становилось! Вещи сохли по всему дому — даже в коридоре натягивали веревки. Такой круглогодичный “Новый год”. Воняло сыростью и плесенью. Стоял затхлый запах. Мама все время была дома, но ничего не успевала. Старшие ей во всем ей помогали. 

Ели в нашей семье лишь суп или кашу. В школе хоть какое-то разнообразие в питании. Там многодетных кормят бесплатно. Учиться было некогда. Иногда спала на уроках, потому что дома было не до сна. Подружек у Евы не было, но защищала старшая сестренка. Отваживала даже пацанов-задир. Из всех радостей детства можно вспомнить сестру и еду в школьной столовой. Даже дни рождения они почти не отмечали. Торт купить было не за что. Мама ломала печенье и заливала его сметаной. Приговаривала при этом:

Главное в жизни — это сама жизнь. Для чего нужны игры? Вещи? Вон у вас их сколько. Вы все ломаете только.

Впервые Еве понравился подарок, полученный в шестнадцать лет. Именины летом, так что братишки сбегали в парк и сорвали там полевые цветы. Вот догадались! Хотя они в обычной жизни и доставали, но вообще общая беда их сблизила. Уже после шестнадцатилетия Еве пришлось работать. Какая там учеба? Валя решила выйти замуж и уехать из этого ада. Они переехали к родне мужа. Хоть сестре повезло.

Она пошла мыть посуду в ресторан. А в другое время работала официанткой. С первой же зарплаты одела братьев. Никто не верил, что у них нет даже компьютера. Мальчишки выглядят, словно дикари. Поэтому начальница отдала свой старый комп со старомодным большим монитором семье Евы. Стала Ева разносить почту, выгуливать чужих псов.

Именно во время такой одной прогулки она смогла познакомиться со Славиком. Он играл музыку на улице. У него все было в семье иначе — один единственный сын. Родители не из богатых, но смогли купить сыну однушку. Целыми днями он просиживает в офисе, а по вечерам играет на улице на гитаре. Сошлись они с Евой и живут с тех пор на протяжении восьми лет. И отец Славика, и мать хорошо относятся к Еве. Ведь она спокойная и покладистая девушка. Труженица. Зато матери Евы не угодишь:

Как вы так живете? Ведь нет никаких перспектив. Нужно выйти замуж. Что это еще за новомодные веяния? Тебе скоро тридцатник, а детей до сих пор нет. После уже не сможешь родить.

Мы еще не созрели для свадьбы. Хотим расширить жилплощадь. Нужно подсобирать чуток. А после подумаем о ребенке. Я — не ты! И плодить нищету не буду! Неужели вы действительно испытывали счастье от этих бесконечных родов и пеленок? Чудес не бывает. 

Дочка, что ты такое говоришь? — расплакалась мать. — Нам было сложно, как и отцу. Только ведь я носила чужие жизни? Вас!

Мама, к чему эти высокопарные фразы? — стала возмущаться Ева. Никто из вас даже не задумался о том, что после рождения о детях нужно заботиться. Разве нет? Неужели это нормально — ходить в обносках? Ведь нам же было стыдно! И мы хотели нормальной еды!

Мама хотела что-то добавить, только Ева ушла и хлопнула дверью. Может, не стоило все это ей говорить? Ведь она всю жизнь думала иначе. Она искренне верит, что своим поступком она осчастливила семерых детей. Она никогда не поймет, каково было нам, ее детям.

Оцените статью
“У меня нет намерения плодить нищету! Я — не вы!”. Дочка не хочет выходить замуж и рожать детей
“Господи, забери меня! Нет моих сил больше!”