Я решила удочерить девочку, ведь всегда мечтала о дочери…

еще до конца не раскрыла.

Мы с мужем за 18 лет супружеской жизни дважды стали родителями. Последние роды были очень тяжелыми, поэтому беременеть мне запретили. Я едва выжила, когда родила второго сына, вот и не хотела больше рисковать. Взять ребенка из детдома — это был единственный вариант.

Девочку я хотела всегда. Я понимала, что усыновление — это очень сложный процесс. Я переживала, что мне откажут, ведь мы жили совсем небогато. Да и муж мог бы меня не поддержать. Несмотря на все сомнения, я пошла в опеку. Мне ясно дали понять, что свободных детей нет. К тому же, у них очередь. Надо было ждать и собирать документы. Я поговорила с мужем, и мы взялись за дело. 

Каждый вечер я разглядывала портфолио сирот и искала свою девочку. Нашла! Позвонила, но мне сказали, что ее уже удочерили. Я решила съездить в этот детский дом и напрямую поговорить с заведующей. В том детском доме, в который я попала, были дети матерей, болеющих СПИДом. Я не боялась. Раз удочерили ту девочку, значит, не все так страшно. 

Среди малышей я нашла еще одну красотку. Она была безумно похожа на моего младшего сына. И все бы ничего, да только небольшая заметка в ее документах меня смущала: “неокончательный тест на ВИЧ”. Но я в тот момент не думала о последствиях — я хотела ее забрать. 

Дети мои были готовы к появлению нового члена семьи. За это я не переживала. Я начала готовить документы со скоростью света и параллельно проходить курсы для приемных родителей, ведь без этого Соню мне бы не отдали.

Мне было очень страшно в тот момент. Я была за один шаг до своей цели, но боялась. Я постоянно задавала себе вопрос: справлюсь ли я? Но я понимала, что обратного пути нет, поэтому держала себя в руках. 

Когда я впервые увидела свою крошку в белом платье, расплакалась. Худенькая, почти лысая и бледненькая как молоко.  Я обнимала ее и брала на руки, а она молчала. Не было никакой реакции. Она с интересом разглядывала нас с мужем, но до конца ничего не понимала. На тот момент ей было всего полтора года.

От главврача я узнала, что мать Сони — наркоманка. Полный букет венерических заболеваний, включая Вич-инфекцию. Мы с мужем решили рискнуть, ведь не могли отказаться от этого ребенка. 

Когда моя мама впервые увидела внучку, она сказала: “Так это же маленький Сашка!”. Да, дочка действительно была безумно похожа на моего младшего сына. Пока дочка привыкала и адаптировалась, мы занимались ее обследованием в специализированной клинике. К счастью, она оказалась абсолютно здорова. Ставили лишь задержку речи, но с этим мы тоже справились. Братики болтливые и чтение сказок на ночь сделали свое дело.

Я очень рада, что добилась своего и не бросила дело на полпути. Сейчас у меня есть прекрасная доченька, моя отдушина, которую я люблю всем сердцем. Все-таки родительская любовь способна на чудеса. Уж поверьте!

Оцените статью
( 30 оценок, среднее 4.63 из 5 )
Я решила удочерить девочку, ведь всегда мечтала о дочери…
5 причин, почему лично я не женился бы на сорокалетней женщине без машины и квартиры