— Я с мамой живу. Но вы не подумайте ничего плохого, она у меня очень хорошая и добрая…

— Это твоя мама убирает в нашем подъезде? — спросил Башмак.

— Ага. Но не подумайте ничего плохого, она хорошая и добрая. Просто судьба ей тяжелая досталась. Когда-то я свожу ее на море, и она пить перестанет. 

10-летнему Даньке, которого все в округе называли Шкет, позарез нужны были деньги. Много, ведь он хотел свозить маму на море. Он знал, что там всем нравится. Значит, мама должна перестать пить, если окунется в голубые волны.

За два года накопить много Данька так и не смог. В ржавой банке не было даже половины. Деньги доставались ему нелегко, вот и дело туго продвигалось.

Сегодня должен приехать дядя Гриша. Он всегда щедро платит Даньке за то, что тот моет ему машину. В последний раз сосед дал Шкету 300 рублей. Правда, в этот раз положить деньги в копилку не получится, ведь надо купить еду. Продукты дома бывают редко. Иногда гости мамины все не съедают под водку, тогда Даньке и достается хоть что-то.

Он спрятал свои накопления возле опоры теплотрассы, ведь дома опасно было их оставлять. Если мама найдет деньги, все деньги на водку потратит. Мальчик оглянулся по сторонам, чтобы убедиться в том, что его тайник никто не заметил, и пошел дожидаться машину. А возле подъезда встретился со старым, косматым дедом по кличке Башмак. Его все так называли, ведь он круглогодично ходил в одной и той же обуви.

— Даня, поможешь мне? — окликнул его дед.

У Дани пробежали мурашки по телу. По имени его называла только покойная бабушка. Кличка Шкет была более распространенной среди местных. А тут вдруг такой поворот. Мальчишка повернулся к деду и вопросительно на него взглянул.

— Голова кружится, а пакет с продуктами очень тяжелый. Поможешь старику? — сказал Башмак.

Даня взял сумку и направился вверх по лестнице. Он остановил на третьем этаже и не знал, какая дверь ведет в квартиру соседа. Он почему-то думал, что самая обшарпанная из них, ведь именно так выглядел сам Башмак. Он не ошибся. Старик открыл замок и пригласил к себе маленького соседа.

В животе Дани так громко заурчало, что Башмак решил угостить его обедом. Он разогрел суп, порезал свежий хлеб и подставил тарелку к Дане. Упрашивать мальчишку есть не пришлось, ведь он уже забыл вкус домашней еды. Он умял три тарелки, а потом еще чай с пирожками оприходовал. По окончанию трапезы улыбнулся и поблагодарил старика.

После сытного обеда Башмак позвал гостя к себе в комнату и показал ему большую полку с книгами. Даня был в шоке — он еще никогда не видел столько книг. Разглядывая каждую из них, Шкет заметил семейную фотографию.

— А кто это? — спросил мальчик.

— Это моя жена и сын.

— А где они? 

— Знаешь, в жизни так бывает, что люди…

— Знаю! Моя бабушка тоже умерла.

— Да, сын погиб. В Чечне служил. А жена не смогла смириться с его гибелью. Вот и остался я один. Пришлось переехать, ведь жить в нашей квартире я не мог. Все там оставил, только книги забрал. До пенсии в университете философию преподавал, а теперь старость одинокая. 

После минутной паузы Башмак продолжил:

— Так ты с мамой живешь? 

— Да. Надеюсь, она перестанет пить, когда мы съездим на море. 

— К сожалению, людей не тому учат в школе и университете. Учили бы любить. 

Даня не понял слова Башмака. Зачем чему-то учиться, если он и так любит маму? Ну а как по-другому? Раньше же у них все хорошо было, а потом все эта водка проклятая испортила.

Мама начала меняться после смерти бабушки. Но Даня считает, что мама не виновата в том, что пьет. Она просто несчастная и одинокая. Ей тяжело одной, ведь отец куда-то пропал. Даньке жаль, что у него нет папки. Лучше бы ругался и ремнем хлестал, как других пацанов.

Когда-то у Даньки был отчим. Он прожил с ними около года. Он тоже хотел поехать с Данькой и его мамой на море. Он баловал Шкета игрушками, новой одеждой и покупал книги. 

Данька вообще способный мальчик, но в школу ходить не хочет, ведь там все над ним смеются. Говорят, что он — бомж, и мама ему на мусорке одежду ищет. Данька обижается. Они ведь не понимают, что такое жить впроголодь.

Два года Шкет уже работает, собирает бутылки и делает все возможное, чтобы исполнить давнюю мечту. Если бы мама не пила, они бы намного лучше жили. Но у мамы горе, она не может по-другому.

Башмак выслушал историю мальчика и помрачнел. На прощание попросил мальчишку заходить к нему почаще, ведь все-таки вместе веселее. С тех пор он вообще его внуком начал называть, а Шкет обращался к нему — “дедуля”.

Возвращаясь домой, Даня думал о том, что дедулю тоже на море надо взять. Ну чтобы здоровье поправил и не скучал один…

Оцените статью
— Я с мамой живу. Но вы не подумайте ничего плохого, она у меня очень хорошая и добрая…
«Я добросовестно вымыла пол в палате!» Мои платные и бесплатные роды