Девочка в 17 лет решила привести домой сожителя, а мать ей потакает, так как не хочет ругаться с единственной кровинушкой

Конечно, сейчас времена такие, что не все свой брак регистрируют. И как бы я к этому не относилась, но нужно идти в ногу со временем. Только вот внучка еще чересчур молодая — ей всего 17 лет! Вот как можно ребенку после школы разрешить жить с мужчиной? — рассказывает Раиса Егоровна.

Да нынче малолетки рано взрослеют, Раечка, — понимающе говорит подруге ее приятельница-пенсионерка, — понятное дело, что в наши времена о таком никто и не думал. Но что ты поделаешь? Ведь кроме невестки и внучки у тебя нет никого, так что не ругайся с ними, смирись.

Эта ситуация произошла в семье погибшего сына Раисы Егоровны. Она была недовольна поведением внучки Веры. Ей только скоро 17 исполняется, а она уже сообщила, что собирается жить вместе со своим парнем — двадцатилетним Валерой. Просто пришла и поставила перед фактом. Вот и понимай как хочешь.

Если же ты не разрешишь, — говорит Вера маме, — то мы с ним уйдем из дома и я больше к тебе никогда не приду. И никак ты меня не найдешь. С шестнадцати лет никто моего избранника уже судить не станет. Тут все по согласию. Так что даже не пытайся его привлечь к ответственности. Я все сказала.

Пришлось невестке сидеть да помалкивать, — жалуется Раиса Егоровна. — ведется на шантаж девочки, отдала им одну комнату и постель стелит. Стали жить. Этот молодой человек еще учится в университете, так что ей их и кормить приходится, и обеспечивать обоих. Вот позор-то! Соседи же все видят. Внучка школу заканчивает. Если бы был в живых мой сынок, до такого бы не дошло!

Только сын Раисы Егоровны погиб пару лет назад — они вместе со старшим сыном разбились в аварии.

Вот горе-то какое! — бедкается Раиса Егоровна. — одна беда на двоих у нас с Таней. Я еще кое-как держусь, а она совсем руки опустила. А дочка теперь живет в свое удовольствие.

Когда Татьяна потеряла одного из детей и мужа, то она буквально тряслась над своей кровинушкой. Ни в чем ей не отказывает, а Вера тому и рада. 

Желает дочь ходить с синими волосами? Да ради Бога! Придумала сделать тату? Ну и что тут такого. И вьет она из матери веревки. И скатилась в учебе, гуляет до поздна. Позвонила маме, отчиталась, что задерживается и приходит домой во сколько вздумается. — возмущению Раисы Егоровны не было предела, — я невестке много раз говорила, что она только хуже делает своими поблажками. Того и гляди, дочь потеряет. Аж стыдно за нее!

А она что отвечает?

Да что-то вроде того, что это подростковый возраст, пройдет, что лучше ей не перечить, как бы хуже не стало. Да что с ней станется? Не надо мне сказки рассказывать. Привела мужика в дом к родной матери. Куда это годится?

Несколько месяцев назад Вера полюбила парня. Девушка поначалу стала задерживать на гульках, потом ночевать дома перестала, учебу забросила, а под конец пришла домой вместе с Валерой и сказала, что они намерены жить здесь. Или она уходит из дому.

А вы сами пробовали внучку образумить? — задают вопросы соседки Раисы Егоровны, — Ведь все подростки поначалу бунтари, только кто-то же должен ее образумить?

Да пыталась я, — улыбается бабушка, — только современным подросткам не знакомо понятие чести, тем более им бесполезно говорить о будущем.

Мне мама моя ничего не говорит, а ты решила повоспитывать? Живу, как хочу! И ты мне не указ? Или ты не хочешь, чтобы я была счастлива? — грубит бабушке внучка.

Так если она забеременеет, это же все ляжет на ваши плечи! Чем ты думаешь? Зачем все позволяешь? Как бы мой сын на это посмотрел? — пробовала пробиться в сознание невестки свекровь.

Ничего ваш сын уже сказать не может, — отвечает она, — нет ни вашего сына, ни моего. Осталась лишь Верочка. И я хочу, чтобы она была счастливой. А если забеременеет, то родит. Будем воспитывать. Хоть с мужем ее, хоть без. Намерена не мешать ее личной жизни и ее счастью. Кроме нее у меня никого нет. Только она — кровинушка. Пусть будет всем довольна.

Вот так и продолжается по сей день, — расстраивается Раиса Егоровна, — позор на весь город, люди за спиной шепчутся. Что из внучки вырастет — не понятно!

Оцените статью
Девочка в 17 лет решила привести домой сожителя, а мать ей потакает, так как не хочет ругаться с единственной кровинушкой
«Это твоя обязанность — меня содержать!» — не мог остановиться сын