И такие люди работают в детском саду?

Детство в 90-е годы было особенным. Мой папа был военным, и ему часто задерживали зарплату. Чтобы хоть как-то держаться на плаву, мама устроилась нянечкой в детский сад. Я туда ходила в младшую группу.

Сад обычный: кормили, укладывали спать, гуляли, развивали. У нас было в группе две воспитательницы. Одна молодая и спокойная — Жанну Аркадьевну любили все. За все время она ни разу не повысила голос. Я с удовольствием возилась с ней, ведь она всегда была вместе с детьми, а не отмазывалась бумажными делами. А вот вторая воспитательница — настоящее зло. Наталья Михайловна рвала и метала, если кто-то не слушался. 

Высокая и упитанная женщина с серьезным выражением лица вечно пугала нам своим видом. У нее личная жизнь не сложилась: Наталья Михайловна сама тянула сына на мизерную зарплату, ведь муж ушел к любовнице. Видимо, всю свою злость и обиду она скидывала на воспитанников.

Нет, она не била нас, но кричала, унижала и наказывала. В 3 года я пополнила свой словарный запас такими словами как: кретин, придурок, идиот, безмозглый. Мне кажется, ей порой и повода не надо было, чтобы кого-то унизить. Я старалась вести себя как мышка, чтобы не нарваться на нее.

Как-то она  сказала решить сложную математическую задачу. Сделать это мы должны были за 5 минут. Когда это время прошло, она начала всех опрашивать. Кто не справился с заданием (я была в их числе), вызвала к себе и при всей группе назвала умственно-отсталыми. Она унижала так нас, что мы сами верили в свою никчемность. Как мог себе такое позволить взрослый, вроде бы, здоровый и адекватный человек? Мы были беззащитными, и Наталья Михайловна этим пользовалась.

Иногда вместе с ней на работу приходил ее сын. Он был очень бледный — даже вены были видны. Он закатывал истерики и плакал, если кто-то из детей к нему близко подходил. Он прятался постоянно, забирал лучшие игрушки и строил стену из кубиков, чтобы никто его не трогал.

Если он вытворял какую-то пакость, Наталья Михайловна тащила его в туалет и там лупила так, что даже мы плакали. Не было жалости в ней. Она была бы рада и с нами так поступать, но боялась родительского гнева. А вот со своим ребенком воспитательница делала, что хотела. 

Она улыбалась только по праздникам. На 8 марта и под Новый год она разрешала не доедать слипшуюся кашу и поиграть громче обычного. Все остальное время воспитательница держала нас в ежовых рукавицах.

Почему мы никогда не рассказывали об этом родителям? Не знаю. В те годы многие так детей воспитывали, даже домашняя тирания считалась нормой. У нас даже мысли не возникало, что Наталья Михайловна делает что-то не так.

Я решилась обо всем маме рассказать только спустя 20 лет. Так у нее волосы дыбом встали, хотя она работала через стенку. Она всегда удивлялась, почему я не хочу идти в сад, ведь причины я не называла.

А эта воспитательница до сих пор работает в детском садике и передает мамой приветы. Сын так и живет с ней, таскает в мамину квартиру сомнительных девок, но жениться не собирается. На Наталью Михайловну поступало много жалоб, но руководство пропускает все мимо ушей, ведь наблюдается недостатков кадров. Кого поставить на ее место? Кто захочет работать за такие копейки? 

Я не понимаю, зачем она выбрала такую профессию, если ненавидит детей. Она же не только воспитанникам жизнь портит, но и себе. Всю злобу скидывает на бедных ребят, хотя могла бы все сама изменить.

Оцените статью
И такие люди работают в детском саду?
Я против того, чтобы мой сын воспитывал чужого ребенка