Любовь, которая никогда не проходит

— Все хорошо? Я не опоздала? — заглянула Людмила.

— Нет, все хорошо. Я еще успеваю на последний автобус.

— Извините, пожалуйста. В выходные можете отдыхать, а в понедельник на 9:00. Как обычно. Нас еще на юбилей пригласили с мужем, вы сможете остаться подольше? Или вообще переночевать у нас? 

— Без проблем, Людочка. В понедельник обо всем подробно договоримся.

— Да-да. Всего доброго.

— Мамочка, это ты? Мамочка, я так тебя ждала, — послышался голос из детской.

— Да, доченька, это я. На работе задержали, — ответила Люда.

— А ты мне что-то купила? Или не успела в магазин? 

— Купила мороженое, как ты и просила, но сначала надо покушать.

— Ура! Ура! — радовалась Ира.

— Как твой день прошел? Слушалась няню? — спрашивала Людмила и параллельно готовила ужин.

Людмила вдруг посмотрела на себя в зеркало. Красивая, симпатичная, ухоженная женщина. Она была копией своей бабушки, которую, увы, никогда не видела, ведь та умерла еще до ее рождения.

— Да, я была послушной девочкой. Я молодец, мамочка? — щебетала Ира.

— Конечно, молодец. Ты очень умная и воспитанная девочка, — отвечала Людмила.

— Мамочка, а почему ты не называешь меня Ирочкой? Ты сердишься на меня? Что я сделала не так? Расскажи мне, чтобы я тебя больше не огорчала! 

— Ирочка, доченька моя, все хорошо. За что на тебя сердиться? Пошли руки мыть и ужинать. 

— А потом мороженое? 

— А потом мороженое! 

После ужина Людмила пошла укладывать Иру спать. Худенькая, голубоглазая старушка смотрела на нее и требовала сказку. Это была не дочь Люды, это была ее мама. Она прижимала к себе фарфоровую куклу и не отпускала.

Все вокруг говорили:

— Да что ты с ней мучаешься? Отдай в дом престарелых, да и все. Там отлично присматривают за такими людьми, у тебя хоть руки развяжутся.  Она же считает тебя своей мамой! Она перепутала тебя с твоей бабушкой. Только и детство помнит. Сколько можно это терпеть? 

Но никто не понимает, что Люда и не терпит. Она понимает, что старенькая мама просто прячется от жестокого, взрослого мира. Как она может предать ее и избавить от последней возможности быть счастливой? Она хочет, чтобы Ирочка дожила свои годы в том мире, в котором ей хорошо и уютно. И пусть она считает, что ее дочь — это ее мама, но рушить ее мечты Людмила не хочет.

— Мамочка, а ты завтра пойдешь на работу? 

— Нет, Ирочка. Будем с тобой вместе печь пирожки.

— Ура! Я очень тебя люблю, мамочка. Ты самая лучшая на свете! 

— И я тебя очень-очень люблю! 

В ту ночь Ирина “ушла”. Тихо и без мучений, рассматривая фотографии и прижимая к себе тряпичную куклу.

Оцените статью