— Мама, а кто разбрасывает звездочки? — серьезным тоном задает вопрос Вовочка

Вера воспитывает сына сама. Когда он достиг пятилетнего возраста, то стал спрашивать об отце. Она даже не врала ему, а честно и откровенно говорила, что Ваня, отец Вовы, работал в милиции и во время исполнения своего долга его застрелили.

Как быть дальше, она не понимала. Когда Вера в слезах расплакалась на плече свекра, когда мужа не стало, то он нахмурил брови и сказал: “Доча, не переживай, одна ты не останешься. Ты заботься о Вовке, а мы будем заботиться о тебе”.

Вова, хоть и рос без отца, но не шалил, не шкодил, нецензурно не выражался. Случались потасовки с дворовыми детьми, иногда воспитатели садика жаловались, но особо на Веру не наседали, так как знали о ситуации ее семьи.

Мама, а кто звезды разбрасывает по небосводу? — как-то он задает вопрос до сна. Ему не нравились детские сказки, потому что он якобы для них уже вырос. Зато мальчик любил засыпать, глядя на звезды за окошком, рассматривал рисунки смешные, которые образовали созвездия, когда звездочки моргали.

Сыночек, о чем ты? — не могла понять Вера, — никто не разбрасывает. А зачем ты спрашиваешь?

Я не вижу своей звезды. А до этого она каждый день была…Короче говоря, я ее видел раньше. Скорее всего, ее нужно заново поджечь, а то совсем потухнет…- с грустью говорит Вова, пока смотрит на мать сонным взглядом. 

Роднюсенький, она не потухла, она просто спит, а завтра проснется и выйдет на небо, — стала выдумывать Вера, — поэтому и ты давай ложись спатки.

Вовочка стал зевать, отвернулся к стене и пожелал маме спокойной ночи.

Утром Вера отвела ребенка в садик и поехала на работу. Как всегда забегалась, заработалась, отвечала на телефонные звонки, общалась со злыми водителями, нетерпеливыми клиентами. А ближе к вечеру зовет сотрудница Веру к телефону.

Тебе звонит воспитательница… — растерялась она, глядя на Веру.

Вера Геннадьевна, дорогуша, несчастье, — стала тараторить воспитательница Вовы, — вашего сына машина сбила, повезли в неотложку, он за мячиком побежал, а я даже не обернулась в этот момент… 

Трубка выпала из рук Веры и ударилась о пол. Вера стала паниковать и бегать по комнате, взяла одежду, сумочку и бросилась на выход. Она была очень растеряна и не понимала, как себя вести. Что делать. Она торопила всех вокруг, кто не уступал ей дорогу. И отвечали ей ругательствами. Но она не обращала на них внимания. Но она не плакала. Ее грудь сжал страх и сковал все внутренности.

Вера залетела в больницу и сразу же кинулась в регистратуру — пять минут пробовала объяснить, кого она ищет и что ей нужно. Там нашли данные Вовы. Она побежала к отделению реанимации так быстро, что пятки в попу влипали. Но ей было не до того. Она неслась, словно фурия. А на входе ее остановил высокий крепкий доктор.

Женщина, вы чего? Это же реанимация, туда нельзя никому.

Вова, сынок там…- она никак не могла отдышаться и всхлипывала, тараторила неразборчиво.

Сколько лет? 5? Тогда не ходите туда…его пытаются спасти.

Не понимаю! От кого? — она уцепилась за доктора и пыталась выяснить правду у него.

Несколько переломов, черепно-мозговая травма, еще не известно, что с внутренностями. Я не должен вам все этого говорить…как ваше имя? Вера? Давайте начистоту. Врачи борются за его жизнь. Есть кто-то из родных, кто может побыть с вами? Позовите их. Крепитесь. — доктор приобнял женщину и вернулся в палату. Загорелась красная лампочка.

Папа Вани приехал через полчаса, когда Вера позвонила ему. Они так и сидели обнявшись до ночи. Она плакала, а он мужественно держался. Друг друга успокаивали. Шептали слова ободрения.

Когда Вова очнулся, то сначала увидел звездное небо. Такое близкое, синее, словно на удалении вытянутой руки. Он повернулся и увидел, что находится на траве, зеленой и мягкой. Кто-то подошел к нему очень высокий.

Привет, сынок. — сказал незнакомец уверенно. Он видел папу лишь на фото, но все же узнал его в этом незнакомце.

Отец! Отец! Наконец-то ты пришел ко мне! Я так хотел тебя увидеть! — стал болтать без умолку Вовочка, заплакав от радости.

Вовочка, я не могу вернуться, но ты пришел ко мне в гости, — грустным голосом произнес Ваня, обнимая сына, — ну что, пошли, будем звезды разбрасвать.

Они взялись за руки и пошли по мягкой густой травушке-муравушке. Планеты отражались ярким светом, блестели и сияли, было очень тихо. Когда стало казаться, что к ним можно прикоснуться, Вова стал, а отец показал ему на пятнышко вдали.

Гляди, сынок, от здесь должна быть твоя звезда. Поставь ее на место.

Вова взял с земли звездочку и дотянулся до небосвода. Повесил ее на место. Она разгоралась все ярче и ярче. Ребенок даже зажмурился.

***

Доктор, есть пульс! — донеслось до мальчика. Он приоткрыл веки и увидел, что его звездочка еще горит на небе, но рядом с ним какие-то люди, судя по всему, врачи. Он ничего не мог понять. Стал жмуриться и уснул.

Вера попала к сыну лишь через несколько часов.

Женщина, пять минут. И не нужно ему разговаривать — слишком слабый. — попросил ее доктор. 

Вова лежал посреди постели весь в бинтах. При виде мамы он заулыбался, и дал знак, чтобы она нагнулась:

Мамуля, я знаю, кто звезды разбрасывает — это отец!

Оцените статью
— Мама, а кто разбрасывает звездочки? — серьезным тоном задает вопрос Вовочка
Кто внук, а кто муж? Звездные пенсионерки и их молодые возлюбленные