Пока я надрывалась и пыталась их подготовить к экзаменам, они шушукались, слушали музыку в наушниках или обсуждали, в чем я сегодня одета

Я стала учительницей просто потому что, что перед выпускниками филологического факультета не было большого выбора. Конечно, можно было найти вакансию какого-то журналиста или пиар-менеджера, однако в нашем маленьком городке с такими делами было туго. В общем, я устроилась учительницей литературы с верой и надеждой на то, что смогу стать любимицей учеников. А что? Молодая, стильная, да еще и без старческих замашек…

На деле же получилось иначе. Примерно, как в сериале “Школа”. Я сама с собой общалась, сама с собой здоровалась и пожинала плоды своих стараний. Мои девятиклассники даже слушать меня не хотели, о литературе 19 века вообще молчу.

Пока я надрывалась и пыталась их подготовить к экзаменам, они шушукались, слушали музыку в наушниках или обсуждали, в чем я сегодня одета.

Сначала  я пыталась быть с ними строгой. Требовала дневник, ставила “двойки” и вызывала к доске. Но что им? Даже аттестация их не пугала, ведь все собирались сдавать русский язык, а не литературу. Однажды у меня лопнуло терпение, и я выставила всем по колу, так еще получила от завуча за то, что порчу успеваемость.

Я поняла, что все это бесполезно. Я читала себе под нос новеллы, а класс жил своей жизнью. Я звонила своим однокурсникам и спрашивала советы. Но все лишь сочувствовали, в частных школах подобного беспредела не было, а остальным просто повезло — дети попались способные и заинтересованные.

Одна подруга посоветовала не париться, а потом просто выставить “тройки”. Я так и сделала. Вроде бы, нормальное решение, но моя самооценка стремительно катилась вниз. Я плакала у папы на плече и каждый вечер перерывала сайты с работой.

Мама советовала найти к ним подход. Но как, если между нами интеллектуальная пропасть? Разве что реп зачитать…

В тот день мы говорили о Евгении Онегине. Я говорила цитатами Лотмана, а отличники глотали каждое мое слово. Остальные же занимались по-прежнему своими делами.

— Давайте подумаем, кем был Евгений…. — обреченно протянула я.

— И кем? — вдруг оживился двоечник с последней парты.

— Если честно, он был нетипичным метросексуалом. Он тусовался и жил в свое удовольствие, когда все трудились на благо родины. Когда ему надоел Питер, он уехал в деревню, где и влюбил в себя Татьяну. А потом ей назло закрутил роман с ее сестрой…

— Это правда? — вдруг зашумели остальные.

— Прямо так и написано? —  спросил кто-то.

Мы достали томик Пушкина и начали читать все вместе. Целый урок мы наслаждались бессмертным творением, порой я переводила непонятные фразы, но в целом — все было отлично.

Мы обсуждали его жажду заполучить наследство, бражничество и разгульный образ жизни. Ребята сравнивали Онегина со своими друзьями и поражались удивительному сходству. Я слушала их перепалки и радовалась, как 30 человек стараются найти параллель с реальностью. В конце урока они чуть не бились, кто какой отрывок будет учить наизусть. “Евгений Онегин” стал молодежным хитом девятиклассников.

Коллеги удивлялись мне. Они не понимали, как я смогла достучаться до такого трудного 9-Б класса. К концу семестра мы вышли на одни “четверки” и “пятерки”, а также поставили спектакль по мотивам произведения “Герои нашего времени”. 

Мне действительно удалось увлечь классикой тех, кто любит голливудские боевики, “Рамштайн” и гаджеты, а помогла мне в этом дурацкая шутка. Да, метод не совсем педагогический, но подействовало же!

Думаю, мне можно уже диссертацию писать. Но пока нет на это времени — надо придумать, как подать своим ребятам “Войну и мир”. Теперь я уверена, что мое призвание заключается в школьном преподавании.

Оцените статью
Пока я надрывалась и пыталась их подготовить к экзаменам, они шушукались, слушали музыку в наушниках или обсуждали, в чем я сегодня одета
— Ты с Мариной не справляешься, отдай ее бывшему мужу! — твердит мать