Решилась на роды, но материнских чувств у меня нет

Крошечная Лиза сидела в окружении погремушек, разбросанных на полу. Мама девочки, Инна, сидела в кресле и увлеченно играла в какую-то игру на телефоне. Пока малышка еще не научилась ходить, но вот ползала она довольно быстро. Лиза подползла к кошке Иришке и слегка потянула ее за ухо. Иришка, словно предупреждая, легонько царапнула Лизу за ручку. Девчушка принялась плакать.  

– А ты ее не трогай, – равнодушно произнесла Инна, – переболит.

Царапина была едва заметной, но малышка кричала так громко, словно ей оторвало ручку. Инне пришлось подняться, да пришло время готовить ужин, ведь скоро с работы должен был прийти супруг. Как же ее достала вся эта рутина!

Инна взяла на руки дочку и потерла ее ручку со словами: «Да переболело уже!» После этого мать посадила плачущую кроху в манеж и отправилась готовить есть. Мать надела наушники и включила музыку, а потом принялась кухарить. Ну почему же, крики дочки слышно даже через наушники. Когда же она успокоится?

Почему-то материнские чувства у Инны так и не проснулись. Девушка никогда не хотела детей. Ну хотя бы лет до тридцати пяти, а там может что-то изменится. Однако ее напрягали все подруги и родня, мол время идет нужно рожать.

Инна росла в семье с достатком ниже среднего. Ее родители жили в однушке, куда же тут двоих? В их дворе были практически одни мальчики. Круг развлечений ограничивался старенькой песочницей и кораблем с огромной пробоиной в правом борту, поэтому дети с утра до вечера играли в пиратов и мечтали о дальних путешествиях.

Когда родители купили новую квартиру поближе к центру, то Инна узнала, что такое детский гомон. В то время ей уже исполнилось пятнадцать, окна ее комнаты выходили на роскошную детскую площадку, на которой были установлены карусели, качели, горки. Здесь всегда было много детворы, поэтому детский гомон не утихал практически до самой темноты, что не позволяло Инне сосредоточится на прочитанном. Крики во дворе стихали только после девяти вечера, но после этого начинал кричать за стенкой новорожденный сын соседей.

Инна выросла, но любовь к путешествиям у нее так и осталась на всю жизнь, из-за этого девушка решила стать гидом-экскурсоводом. После окончания ВУЗа она устроилась работать в туристическое агентство. Когда она была еще на стажировке к ним в офис заглянули двое: он красавец, а она фифа вся из себя. Инна взглянула на них и подумала о том, что они совершенно не подходят друг другу. Уже через три дня парень пришел сдать путевки и взял новые, но только для своих товарищей. Не смогла фифа заполучить этого мужчину! А Инна смогла!

Мужчину звали Андрей. Спустя время они начали вместе путешествовать: Инна по работе, а он отдыхал. У Андрея с братом был совместный бизнес и когда один из братьев отдыхал, то второй занимался делами фирмы. Спустя время Артем сделал Инне предложение, которое та приняла, но предварительно предупредила любимого о том, что пока она не хочет никаких детей. Андрея все устроило.

А потом началось…

– Дочка, ты замужем и должна думать о семье, а не о поездках, тебе нужно быт обустраивать, мужа кормить и детей рожать. – твердила Инне мать.

– А ты не собираешься меня внуками радовать? У меня двое сыновей: одного в ЗАГС на аркане не затащишь, а второй женился, но невестка рожать отказывается!

– Разве ты не мечтаешь о розовощеком милом малыше? – удивленно смотрели на Инну подруги.

Однако Инна детей милыми не считала. Она отлично справлялась с ролью жены и тоннами поглощала противозачаточные. И мать, и свекровь Инне все время говорили о том, что когда она родит, то поймет то, что она была очень глупой, так как так долго отказывалась от такого счастья.

Пандемия перевернула жизнь Инны с ног на голову. Во время пика инфекции турагентства стали закрываться одно за другим и родня стала напирать на Инну с удвоенной силой. Как только девушка перестала принимать таблетки она сразу забеременела. Все девять месяцев девушка страдала от депрессии, ее очень злил растущий не по дням, а по часам живот, толчки малышки в животе. Хваленый материнский инстинкт у Инны так и не проснулся даже после родов.  

Инна насколько могла заботилась о дочке, но делала все на автомате: гуляла, меняла подгузники, кормила и купала. Однако у нее не было никаких чувств к дочке из-за чего она очень злилась на себя.

Как только ужин был готов с работы пришел Андрей. Супруг помыл руки, потом сказал:

– А где моя красавица? Где моя любимая девочка?

Андрей достал из манежа заплаканную дочку и взял на руки.

– Ну как же наша мамочка могла пропустить, что мы сильно плакали? – малышка укоризненно смотрела на мать.

Инна виновато посмотрела на супруга, она не знала, как ему объяснить свое равнодушие к малышке. Лизе не повезло с мамой, но зато у нее есть отец, который искренне ее любит…

Оцените статью
Решилась на роды, но материнских чувств у меня нет
Слово, которое вы увидите первым, поможет вам узнать о себе много нового