“Тужься, дура, если ребенка не хочешь потерять!”

Первая беременность замерла уже на приличном сроке, поэтому в этот раз Рита бегала к врачу по поводу и без. Когда пропала тошнота, она побежала на прием. Дежурный гинеколог после осмотра сказал:

— Надо в больницу лечь, приезжайте утром с вещами.

— А как ребенок мой?

— Сердцебиение не прослушивается, но на УЗИ надо еще посмотреть. Завтра разберемся. Зовите следующую!

Шесть месяцев она носила под сердцем ребенка, оставалось еще совсем чуть-чуть. Рита не могла поверить своим ушам, ей хотелось убежать на край свет.

— Милая, чего ты? Такое бывает, я тоже расстроен, но слезами горю не поможешь, — сказал Игорь, вернувшись с работы.

— Ты серьезно? Это наш ребенок! Он, скорее всего, мертвый, а ты так спокойно об этом говоришь.

Всю ночь Рита выла от душевной боли. Утром отправилась на УЗИ, где и подтвердили диагноз. Вызвали роды и отправили домой. Женщина долго не могла вернуться к нормальной жизни, любой ребенок или детский голос вызывали у нее дикую истерику.

Прошло два года. Она забеременела опять.

— Хочешь, организуем партнерские роды? Вдвоем увидим рождение нашего малыша! — предложил муж.

Рите нравилась эта идея. Беременность была легкой и благоприятной. Все анализы и УЗИ были просто идеальными. Пол ребенка женщина просила не называть, хотела сюрприз.

Вот уже и подходил срок ПДР. Ночью Рита проснулась от того, что подтекают воды. Супруги схватили сумки, документы и помчали в роддом. Пока пожилая санитарка помогала роженице переодеваться, муж пошел к заведующей, чтобы получить разрешение на партнерские роды, но его не допустили из-за отсутствия какой-то справки.

Боль нарастала. Рита ходила, лежала, бегала по палате, пытаясь отвлечься от схваток. Никто к ней не приходил, она даже не знала, есть ли свободный врач. Когда она подошла в ординаторскую и попросила, чтобы кто-нибудь ее осмотрел, врач крикнул:

— У тебя первые роды, успокойся. Может, вообще завтра родишь.

Лишь пожилая санитарка жалела Риту и давала дельные советы. Только под вечер зашел врач и осмотрел женщину так, что она завыла от боли.

— Ох, какая неженка! А рожать как собираешься? — завопил врач.

И больше никто даже не заглядывал в палату. Под утро к ней подселили еще одну женщину, которая не впервые рожала. Она посмотрела на Риту и побежала в ординаторскую:

— Она вот-вот родит. Почему вы ее не переводите?

Врач психанул, отбросил конфету и пошел к Рите.

— Залезай на стол, говорят, рожать будешь, — нервно сказал он ей.

— Может, ей эпидуральную анестезию сделаем? — сказала пожилая акушерка.

После укола Рите стало легче. Только вот тужиться она правильно не могла, так как не чувствовала схватки.

— Тужься, дура, если ребенка не хочешь потерять! — орал врач.

Он начал вытаскивать его силой, поэтому Рита получила несколько разрывов. Потом пришлось еще рожать место, а это было тоже нелегко. Так как врач работал халатно и без энтузиазма, часть последа осталась в середине.

Анестезия действовать перестала, Рита чувствовала каждое действие врача. Она плакала и молилась, чтобы все побыстрее закончилось. На другом столе пищал ее сын, и это было единственное, что заставляло ее терпеть ужасные муки. 

Послеродовой депрессии избежать не удалось. Потом еще делали повторную чистку и снимали швы.

Когда Игорь заикнулась о втором ребенке, Рита ответила ему очень лаконично:

— Хочешь дочку — рожай сам!

Оцените статью
“Тужься, дура, если ребенка не хочешь потерять!”
К чему все эти понты? Рассказ эмигрантки из Италии