— Вот и пришлось мне обеих нянчить. Ульяна у меня только полторы недели, но уже всю печенку выела

Мы каждый день гуляем на детской площадке возле нашего дома. Я не раз пересекалась там с женщиной крупной комплекции в компании двух детей. Мы сначала просто здоровались, а потом наше общение стало более приятельским. Как выяснилось, это бабушка с внучками. Женщина часто жаловалась на плохое самочувствие и здоровье, однако об отдыхе она могла только мечтать.

Старшей девочке 7 лет, а младшей 4 года. Старшая Соня спокойная и воспитанная, а вот Ульянка даже минуты на месте посидеть не может. Она гоняет по всей площадке, бьет шишки и показывает бабушке свои истерики. Каждый день Уля должна что-то вытворить, ведь без слез она с площадки не уйдет. 

— В Соне я души не чаю. Я с рождения с ней. Когда мой муж умер, она сразу родилась. Я на нее переключилась, поэтому легче горе перенесла. Вскоре и вторая внучка родилась. Приходилось помогать, ведь дочка сама не справлялась, — рассказывает женщина.

Когда у зятя умерла бабушка в другом городе, ему досталась двушка в наследство. Вот они туда и переехали. Старшую внучку часто оставляли у Вероники Степановны то на неделю, то на месяц, а младшая оставалась с родителями. 

А в этом году привезли двоих и сразу. Старушка так растерялась. Как бы она не просила дочку привезти только Соню, та твердила: или обое, или никто. Ульяна же почти бабушку не видела, поэтому бабуля не была для нее авторитетом. Вот и творила, что хотела. Вероника Степановна даже со сватьей говорила, чтобы она Улю к себе взяла, но та ни в какую. Она сказала, кто детей рожал — тот пусть и нянчится. 

— Вот и пришлось мне обеих нянчить. Ульяна у меня только полторы недели, но уже всю печенку выела. Я же за ней успеваю, давление скачет. Я позвонила дочери и попросила приехать, чтобы забрать младшую. Так она меня назвала эгоисткой и плохой бабушкой. Пусть будет так. Уж лучше буду плохой, чем она меня в могилу загонит. Вот воспитают дочку, образумят ее, тогда хоть на все лето пусть приезжает, — вздыхает женщина.

Дочка возмущается, что мама ей все планы испортила. Еще и угрожает! Мол, если Улю заберем, внучек больше не увидишь. Старушка уже не знает, что ей делать, но справиться с этим мелким бандитом она не в состоянии.

Когда она ушла, я задумалась о том, что дочка слишком хорошо устроилась. Дело же не в любви — женщина любит внучек одинаково, только справиться с младшей не может. Почему мама детей не учитывает возможности бабушки? Она же должна понимать, что мама уже немолодая, да и сахарный диабет ей диагностировали. О выходках Ульяны ей не надо рассказывать — она сама порой не успевает за ней, а тут 70-летняя старушка.

Почему дочка так категорична по отношению к Веронике Степановне? Разве имеет она право не разрешать матери общаться с Соней? Какая-то странная позиция… Что вы скажете? 

Оцените статью
— Вот и пришлось мне обеих нянчить. Ульяна у меня только полторы недели, но уже всю печенку выела
— Это же ребенок!