Я родился, и это уже было плохо…

Больше десяти лет я не звонил матери, и она мне тоже. Сегодня, в день своего рождения, я вспомнил о ней, но не для того, чтобы связаться, а из любопытства, не забыла ли она, когда у меня день рождения? Скорее всего, забыла, или вспоминает этот день случайно и совершенно в другом месяце.

Пока не ушел отец, у нас была нормальная семья, хотя я, даже маленький, понимал, насколько мама раболепствовала перед своим мужем, часто в ущерб общению со мной. После того, как отец все-таки ушел от нее, матери нужно было найти причину, почему он ушел, а кроме этого – найти виноватого в потери мужа. Я стал и причиной, и, соответственно, виноватым.

Стоило мне хныкнуть, или заплакать, мама сразу начинала кричать, что из-за моих хныканий и ушел отец, что замучил я и его, и ее своими капризами. А я рос наоборот, совсем некапризным ребенком, меня никогда не баловали, и большинство долгих домашних вечеров я провел в углу своей комнаты, придумывая сам себе развлечения с немногочисленными игрушками.

В школе стало чуть веселее, там я проводил время до прихода матери с работы, записавшись во все секции и кружки, в которые только можно было записаться. Но дома меня снова ждали упреки и понукания матери. Самым страшным было слышать от нее фразу «и зачем я только тебя рожала!» После нее у действительно начиналась истерика, но не громкая, с катанием по полу и завываниями, я просто ложился пораньше спать и почти до утра тихонько плакал в подушку, не понимая, почему мама так меня ненавидит.

Уже будучи подростком, я принял решение уехать после восьмого класса в другой город и подать документы в ПТУ или техникум. Последний год я тайком от матери узнавал, в каком из училищ сразу дают общежитие, хотя прятаться, наверное, и не нужно было. Это я понял, уехав в соседнюю область. Мать даже не поинтересовалась, поступил ли я, или у меня есть какие-то проблемы. Она просто сбросила с себя груз, тянувший ее вниз шестнадцать лет, избавилась о того, кто, по ее мнению, заставил уйти из дома мужа…

Я благополучно окончил техникум и, получив распределение на подшефное предприятие, автоматически остался жить в общежитии, мне даже выделили небольшую, но отдельную комнату, как молодому специалисту.

Сейчас я общаюсь с девушкой, у нас с ней серьезные намерения. Все годы, пока я был один, я откладывал деньги, так как тратить мне их особо было некуда, и на депозите постепенно накопилась немалая сумма. Думаю, ее вполне хватит для организации свадьбы и съема жилья, а потом я постараюсь заработать на свою крышу над головой.

Думая о семье, я словил себя на мысли, что боюсь того, что рано или поздно у нас с Катей появится ребенок. Каким я буду ему отцом? Вдруг все мои детские фобии и комплексы дадут себя знать, и я, как и моя мать, буду отыгрываться на маленьком человечке, обвиняя его в несуществующих грехах? Конечно, я постараюсь сделать все, чтобы этого не случилось, но все те проблемы, создаваемые в детстве мне, безусловно, не могли не отразиться на моей психике.

Так или иначе, я не собираюсь снова начинать общаться с матерью, и даже информировать ее о таких серьезных изменениях в жизни, как женитьба или появление ребенка. Она этого не заслужила. Возможно, когда-то она захочет меня найти, я даже представляю эту встречу, мне не нужно будет ей ничего говорить, я просто посмотрю в ее глаза, развернусь, и уйду.

Оцените статью
Я родился, и это уже было плохо…
Я хотел украсть у нее кошелек, а она стала мне мамой