Я стучала в родительские двери, держа на руках ребенка

Когда умерла мать, я была еще ребенком. Мы остались вдвоем с папой. Он особо не нюнькался со мной. Относился со всей свойственной мужчинам строгостью. Не видела я ни любви, ни ласки. На меня повесил все ведение хозяйства. И заботы по дому тоже. Перед тем как идти в школу я кормила животных, после возвращения в сараях убирала. Готовила кушать, уроками занималась, убирала. И так целыми днями. Но от отца ни благодарности, ни доброго слова я не слышала. Все время упрекал меня в безделии и ворчал. По окончании школы и решила уехать подальше. Вырвалась. Хоть отец и возражал сильно.

Жили мы в общежитии вместе с соседками. Мне платили стипендию, на которую приходилось выживать. Иногда и голодала. Только я упорно шла к своей цели — училась в надежде найти хорошую работу. У меня в мечтах было получить востребованную профессию, чтобы стать самостоятельной. От отца я ничего не получала. Он злился, что я решила уехать. Так что как бы сложно ни было, только я шла к цели. Медленно, но уверенно.

Однажды я познакомилась с отличным пареньком. Полюбила его, мы встречались и я была на седьмом небе от счастья. Ведь в кои-то веки появился кто-то родненький. И теперь мне можно немного выдохнуть. Вскоре стало известно, что я забеременела. Не вовремя, только кто я такая, чтобы судить — когда время, а когда нет. Вместе с любимым нам все по плечу.

Как выяснилось, я сильно переоценила своего парня. Виталик не был рад новости, что он станет отцом. Он не стал ничего обсуждать — просто растворился. Ушел. Сбежал. Спустя пару дней он набрал меня и сказал, что нужно поговорить. Я полетела на встречу в надежде на то, что он одумался и станет извиняться. Только он вручил мне конверт с деньгами. Сказал, что родителями нам становиться рано. И предложил избавиться от малыша.

Я была в шоке. Никак не могла опомниться. Знакомые поддерживали Виталика и говорили, что не стоит в таком юном возрасте связывать себя по рукам и ногам ребенком. Еще доучиться нужно. Только я знала, что не смогу так поступить пусть с еще неродившимся, но тоже человеком и сохраню его жизнь.

Сынок родился крепким малышом — никого милее я в своей жизни не видела. Соседки по комнате сбросились и подарили мне одежку для выписки. После нее я не понимала, куда мне идти. В общежитие не пустят. А дома отец, который явно не будет рад моему возвращению. Выбор был небольшой и я отправилась домой. Папа когда увидел меня с ребенком на руках, даже в сени меня не пустил. Он выматюкался и закрыл двери. Что было делать? Я ушла вся в слезах. Проследовала в направлении автобуса. В это время слезы катились градом по щекам. Понятия не имела, куда идти и как быть. К тому же на дворе стоял мороз.

Присела я на лавочку и стала ждать автобуса. Подходит женщина — я узнала ее, она когда-то была воспитательницей детского садика. Звали Наталья Игоревна. Заметив меня, она была удивлена. Я поведала ей о случившемся. Она выхватила у меня малыша и приказала следовать за ней.

Привела меня к себе домой, дала поесть и налила горячего чаю. Когда выслушала мою историю, предложила остаться у нее. Жила она одна, муж умер, а детей они так и не завели. Все ж веселее будет. Старость уже надвигается. А мне все равно идти некуда. 

Ни минуты не раздумывая, я приняла ее предложение. Разве так бывает? Дни летели за днями. Сынок рос, Наталья Игоревна ему стала вместо бабушки. А мне заменила мать. С отцом мы так и не помирились — он остался при своем мнении.

Я понимала, что учебу мне закончить нужно. Пришлось восстановиться в университете. Наталья Игоревна меня во всем поддерживала. Я закончила ВУЗ и стала терапевтом. Семен подрастал, а дома всегда нас ждала бабуля. 

Как-то раз зазвонил телефон. Это была соседка, живущая рядом с отцом. Сообщила, что ему стало плохо и он лежит рядом с домом. Я бросилась к нему вместе с рабочими инструментами. Я успела спасти его. Врачи меня благодарили.

После возвращения из больницы он наведался к нам. Стал каяться за все содеянное, за отсутствие поддержки с его стороны. При смерти многое переосознается. Пригласил меня вернуться в дом. Только у меня не было желания. Что меня там ждало? Мы возобновили общение, он иногда нянчил внука. Только жить я осталась у Натальи Игоревны. Я была ей благодарна за все. Мы были настоящей семьей. А она — моей матерью.

До меня дошло, что даже близкие люди могут стать чужими друг-другу. И совсем наоборот — чужие сблизиться. 

Оцените статью
Я стучала в родительские двери, держа на руках ребенка
“К чему нам это страшилище?” — сначала сестра отказалась от девочки, а теперь хочет забрать