— Жена? Нет, ты — домработница!

Лариса с самого утра чувствовала себя неважно. До родов было еще далеко, но живот почему-то болел. Она очень волновалась — будто чувствовала что-то неладное. Ей было страшно пропустить момент “икс” и затянуть время, если роды пойдут не по плану.

— Чего лежишь? Обед уже готов? — налетел на нее муж.

Лариса с укором посмотрела на него и тяжело вздохнула. В последнее время отношения между ними совсем не ладятся. Складывалось впечатление, что супруг переключился на другую женщину, пока беременная жена не в состоянии его ублажать. Как бы она не старалась угодить Макару, он был вечно чем-то недоволен. Женщина не могла даже полежать спокойно — надо было готовить, убирать и стирать. Муж ведь даже мусор вынести ленился, о чем еще можно говорить? 

— Макар, закажи себе, пожалуйста, пиццу. Я неважно чувствую себя с самого утра. Как бы я не старалась, встать к плите не могу, — начала оправдываться женщина. 

— Ты в своем уме? Пиццу? Ты забыла, что ко мне друзья сегодня придут? Я этой гадостью их буду угощать? Я тебе говорил, что у нас сегодня гости, а ты разлеглась. Если к вечеру все не будет готово, я за себя не ручаюсь!

— Макар, что с тобой творится в последнее время? Почему ты относишься ко мне как к прислуге? 

— А ты разве не прислуга? Ты — домработница, раз сидишь на всем готовом. Мне надо было давно за тебя взяться и показать, кто в нашей семье главный, чтобы ты не расслаблялась. Так что — вставай и марш на кухню! Еще уборку надо успеть сделать до прихода гостей.

Ларисе было страшно продолжать конфликт с мужем, поэтому она поднялась с дивана. Малыш был очень беспокойным, что ей и не нравилось. Однако через “не хочу” и ужасную боль в пояснице женщина продолжала заниматься домашними делами, чтобы не злился муж. Она думала о том, чтобы уйти от Макара. Но куда? Родители — не вариант. С ними у нее были просто ужасные отношения, поскольку Лариса всегда была нелюбимой дочкой. К ней хорошо относилась только сестра отца, но садиться ей на шею с маленьким ребенком она не хотела.

— Если ты от меня свалишь, тебе же конец. Родителям на тебя плевать! Так что обслуживай меня и моих друзей, чтобы я не злился. Улыбайся и делай вид, что ты счастливая женщина, — ликовал Макар.

— Макар, мне в больницу надо. Ты не понимаешь, что я не притворяюсь? Тебе ребенка своего не жаль? 

— У тебя через три дня плановое КС — тогда и поедешь в роддом. А сегодня ты кухарка и официантка.

Ларисы было больно осознавать, что Макар превратился в такого черствого и безразличного мужика. Почему он так себя вел? Разве она заслужила такое отношение? Вопросов было куча, но ни одного ответа. 

Лариса с улыбкой встретила гостей мужа, чтобы не провоцировать продолжение семейного скандала. Внутри же грызла себя за то, что связалась с таким абьюзером. Ну как она не могла в нем изначально рассмотреть все отрицательные черты? Она немного отвлеклась от боли в животе, но вдруг почувствовала такой спазм, что аж невольно застонала.

— Лариса, присядь, отдохни. Мы справимся без тебя — руки и ноги на месте! Тебе лучше поберечься, — подскочил к Ларисе лучший друг Макара.

— Спасибо. Так и сделаю, — ответила она.

— Я надеюсь, ты про наш разговор не забыла? А ты, Тоха, не указывай чужой жене, что ей делать, — нервно ответил Макар.

— Началось… — сказала Лариса, почувствовала что-то неладное.

— Что ты врешь? Через три дня ПДР! — психанул муж. 

Боль становилась невыносимой, поэтому она позвонила в скорую. Антон помог женщине спуститься вниз, ведь Макар решил, что жена симулирует. В тот день она родила. Лежала в палате и плакала, сама не понимая — от счастья или от горя. Она не хотела возвращаться домой к мужу, который плевать на нее хотел. 

Макар даже не спрашивал, как там жена, зато Антон звонил и передавал передачки. Когда он наведался к ней перед выпиской, сказал:

— Ларис, ты не должна это терпеть. Да и еще… Он изменяет тебе. На работе молоденькая коллега появилась, так вот у них роман. Я понимаю, что тебе сейчас эти новости ни к чему, однако пора принимать радикальные меры. Макар не имеет права так к тебе относиться.

Теперь паззл сложился, но что делать дальше, женщина не знала. Лариса не понимала, куда ей ехать после выписки, поэтому позвонила тете. Та согласилась принять племянницу с малышом. 

Лариса наконец-то почувствовала себя в безопасности. Муж даже не звонил, как и свекровь. Когда же свекровь узнала про рождение внука, настояла на встрече. Лариса решила родственнице обо всем рассказать, чтобы та не жила в мире своих фантазий.

— Ларисочка, неужели у вас все было так плохо? Я всегда думала, что у вас идеальные отношения. Почему ты раньше мне ничего не говорила? Где же вы жить с Олежкой собираетесь? — чуть не плакала свекровь.

— Пока у тети, а дальше было видно.

— Может, ко мне? У тети своя семья, а я одна живу. Не переживай — Макар ни о чем не узнает.

Лариса согласилась на условия свекрови. Однако тетя попросила ее быть предельно осторожной, поскольку свекровь души не чаяла в Макаре. 

Через два дня ей позвонил пьяный Макар:

— Ты дома когда появишься? Жратвы не осталось!

От его разговора Ларисе стало прямо тошно. Как она могла все это терпеть? Почему не замечала первые звоночки? Она решила обратиться за помощью к Антону, чтобы он помог добиться алиментов. Друг Макара был юристом, поэтому отлично разбирался в этих нюансах.

— Я понимаю, что ты с ним дружишь, но мне больше не к кому обратиться, — сказала Лариса.

— Нет, мы больше не общаемся. Он слишком много лишнего мне наговорил за последнее время. В общем, нашей дружбе пришел конец. От Макара отвернулись все. 

Макар ребенком вообще не интересовался, хотя очень ждал его рождение, когда у них все было хорошо. Все вопросы, касаемые бракоразводного процесса, Антон взял на себя. Суды долго тянулись, но избежать ответственности Макару не удалось. 

Свекровь активно помогала невестке. Спустя несколько месяцев Лариса даже смогла выйти на работу, оставив сына с бабушкой. За это время она очень сильно сблизилась с Антоном. Это было больше, чем просто дружба. Надежда Викторовна поддерживала Ларису — она понимала, что невестка заслуживает женское счастье, да и ребенок должен расти в полноценной семье. 

Когда Олегу исполнился год, они решили съехаться. Лариса немного переживала и не доверяла на 100% Антону, поскольку и Макар на первых порах был обходительным. Однако она зря переживала — он изменил ее мнение о браке. Он буквально пылинки с нее сдувал и показал, чего достойна женщина. А свекровь переписала на внука квартиру. С сыном своим Надежда Викторовна больше не общалась — так и не смогла простить его поступок.

Оцените статью
( 10 оценок, среднее 4.4 из 5 )
— Жена? Нет, ты — домработница!
Случаи, когда «до» пластики было лучше