Близкие отвернулись от меня в самый сложный момент

12.09.2020 Выкл. Автор Pozya
Близкие отвернулись от меня в самый сложный момент

Мы с мужем прожили под одной крышей двенадцать лет. Конечно, мы и ссорились, и конфликтовали, и разводиться собирались, но всегда пытались найти компромисс и помириться.

После свадьбы мы решили жить отдельно, причем квартиру сняли подальше от родственников. Через некоторое время решились на ипотеку, вот три года назад ее и выплатили. У нас подрастает прекрасный сынок Матвей.

Со свекровью я практически не общаюсь. Я никогда ее не обижала, всегда уважительно к ней относилась, но она почему-то меня невзлюбила. Мужа в наши разборки я не втягивала, чтобы не рассориться в пух и прах.

Карьера моя стремительно развивалась, я начала дольше засиживаться на работе и уставать. На готовку и уборку сил уже не оставалось. Я буквально приползала домой, а муж подшучивал:

 — Лень тобой овладела, мать, мужик возле плиты корячится.

Я понимала, что так быть не должно, но ничего не могла поделать. На фоне стресса или усталости у меня начала подниматься температура. Сначала я не обращала внимания, на вирус спихивала, а потом решилась на поход к врачу. Доктор долго пытался отыскать причину моего недомогания. Сначала он был уверен, что проблемы у меня со щитовидной железой.

 — Диагноз звучит страшно, на надежды есть. Надо лечиться! Процесс долгий, болезненный и затратный, — сказал мне онколог.

Я пришла домой в подавленном состоянии. Мне было так плохо, что слов не подобрать. Солнце светило мне прямо в глаз, а мне казалось, что я нахожусь в темном лесу. Я чувствовала себя на грани жизни и смерти, безумно переживала за Матвея. Ему ведь только восемь лет… Как он без мамы?

 — Будем лечиться, нельзя опускать руки! – сказал мой благоверный.

Мы и занялись моим лечением. Мне пришлось бросить работу, я жила в больницах и поликлиниках. Бесконечные химии лишили меня и волос, и ресниц, и бровей. Денег катастрофически не хватало, а чувствовала я себя с каждым днем только хуже.

Муж поддерживал меня, а сыном занималась свекровь. Несмотря на попытки мужа успокоить меня, я чувствовала его холод и безразличие ко мне.

Наверное, поговорку про то, что муж любит здоровую жену придумали не зря. Мы с ним не ругались, но он так жалко смотрел на меня, будто на бездомное животное. Со временем нам и говорить не было о чем, мы просто молчали в палате.

Мы жили в разных мирах. Муж ходил на работу, встречался с друзьями, ездил отдыхать, а я боролась за жизнь и считала количество плиток на больничной стене от скуки.

Доктор однажды решил со мной поговорить серьезно:

 — Наверное, нужно переходить к более серьезному лечению. Гарантии я вам дать не могу, но денег нужно много. Вы обдумайте все, любое ваше решение я готов выслушать.

Стоимость лечения была просто огромной. За эти деньги можно было купить в столице огромную двухкомнатную квартиру.

 — Давай свою продадим… Только вылечишься ли ты? – неуверенно пробормотал супруг.

С ним в палате была свекровь, поэтому и она решила всунуть свое словечко:

 — Квартиру продавать? Вы что обалдели? А если она все равно умрет? Где ты с Матвеем жить собираешься? Я вас к себе не пущу! Даже не вздумайте!

Вот так меня похоронили при жизни. Наверное, в кармане свекровь носила уже с собой и черный платок. Я вышла из палаты и пошла на улицу.

Раздался телефонный звонок. Это был мой брат. Мы с ним не особо общались, но связь поддерживали.

После смерти матери мы продали ее квартиру, деньги делили пополам (свою долю я в ипотеку вложила). Мы никогда не были близки, он даже не знакомил меня со своей супругой. Она мне казалась очень строгой и высокомерной.

Брат приехал за мной в больницу и забрал к себе.

 — Чего ты? Пока будем снимать квартиру, а потом что-то придумаем. Давай прямо сейчас нашу квартиру на сайт продажи недвижимости и выложим, — сказала Рита, жена моего брата.

Я ее ни о чем не просила, это была их с братом инициатива. Слезы предательски катились из глаз, я даже «спасибо» не могла сказать. Совершенно чужой человек мне готов помочь, а близкие и родные люди отвернулись от меня и похоронили заживо. Рита была готова продать свою квартиру, жить на съемной с маленьким ребенком, мужем и чужой женщиной ради моего спасения.

Лечение дало результаты, даже деньги остались. Брат с женой взяли жилье в ипотеку.

Мы с Матвеем живем у тещи брата. Не подумайте, я не напрашивалась, она сама предложила, уж очень добрая женщина:

 — У меня дом большой, комната у вас своя будет, я совершенно не буду вам мешать. Моя Ритка не хотела жить со мной, чтобы я в их отношения не лезла, но тебе я никто, мешать точно не стану. Живите – сколько хотите!

С мужем мы разошлись. Квартиру будем делить пополам, как раз однушку себе куплю и брату деньгами помогу. Я хотела сначала им квартиру купить, но они и слышать не хотят подобного.

 — Ты с ума сошла? Мы – семья, нас двое, заработаем! Ты о себе думай и о Матвее. Нам на фирму бухгалтер нужен, пойдешь?

Муж меня не видел полгода, а когда встретились – дар речи потерял. Он, наверное, думал, что я теперь до конца дней своих буду желтая и без волос. Начал ухаживать за мной опять, просил понять и простить.

 — Раз я живая и здоровая, то в жены тебе гожусь? А вдруг ремиссия? Молчи, я не хочу с предателями дело иметь!

Иногда люди, которые кажутся нам злыми и черствыми, оказываются добрыми и покладистыми. А самые близкие, помощь которых нам необходима, отворачиваются и забывают о нас.

Жизнь – непредсказуемая вещь.