Инвалидность души куда страшнее физической

17.08.2020 Выкл. Автор Pozya
Инвалидность души куда страшнее физической

Однажды в нашем храме я разместила стенгазету, в которой напечатала историю о нашей дочери. Она родилась у нас с синдромом Дауна. Находясь в храме, я случайно услышала, как две бабули разговаривают между собой. Они критиковали мою статью. Из их слов я услышала, что раньше детей не лечили, зачем вообще таким мучиться. И вы думаете, это были расфуфыренные красотки пенсионного возраста?

Нет. Это были милые бабушки, которые пришли в храм на службу, ставили свечки, молились, разговаривали с батюшкой. Когда я услышала их разговор, меня просто распирала злоба, так и хотелось ввязаться в разговор и объяснить, что так говорить нельзя, что они совершенно неправы. Но здравый смысл мной обладал. Я поняла, толку никакого не будет. Еще не дай Бог разкричусь на весь храм. Поэтому пришлось уйти с тяжелым сердцем.

И тут мне вспомнился один случай. У нас во дворе часто гуляет мама с сыном-инвалидом. По виду мальчику около шести. Но он совсем не ходит. У него, получается, только ползать, волоча ноги за собой. Обычно я видела, как чужие дети смеялись над ним, и никто не хотел играть. Однажды моя Соня лепила куличики в песочнице, к ней подбежал чужой ребенок и толкнул. Соня очень расплакалась. Но другие дети не обращали на нее внимание. Тогда тот мальчик подполз к ней и попросил не плакать. Он протянул ей лопатку и предложил играть вместе.

Они так заразительно смеялись, что вскоре к ним присоединились другие ребята. Его улыбка была такой светлой и чистой, что  помню ее до сих пор. «Зачем лечить и растить таких детей?» — отразилось в тот момент в моей голове. Наверно, потому, что такие дети искренние, чистые и добрые. Несмотря на болезнь, они умеют по-настоящему радоваться жизни, дружить, мечтать.

Когда я была беременной, решила подработать в нашем храме в отделе выдачи вещей. В один из дней к нам пришла машина с мешками, которые надо было принять и отнести в каморку. Я обратилась за помощью к незнакомому мужчине, вполне обычному на вид. Он резко ответил, что не грузчик, и прошел мимо.

В тот момент мимо пробегал низкорослый паренек, сложно сказать, какого он возраста. Но по виду было понятно, что он не здоров. Его полудетское лицо выдавало психическое расстройство.

Он увидел, что я сама потащила мешок, подбежал и выхватил его. Мыча, он тыкал пальцем на мой живот и мотал головой, давая понять, что мне нельзя тащить тяжелое. Тот незнакомец все это видел. Ему стало стыдно. Он подошел, извинился и тоже стал носить мешки.

Зачем жить на свете «дуракам»? В моем детстве был один «дурак». Леха-дурачок. Это парень года на два старше меня. Он жил в нашем доме и часто появлялся во дворе. В то время у нас была большая компания, мы любили часами слоняться по дворам, смеяться, разговаривать. И вот однажды мы сидели на лавке, и к нам подошел тот самый Леха.

— Давайте дружить? – робко протянул он.

— С тобой? С дураком? – смеясь, выкрикнул один парень среди нас.

Мы все подхватили его смех, стали тыкать пальцем в него. От стеснения и обиды Леха заплакал и ушел от нас.

В другой раз он подошел к нам с маленьким щенком в руках.

— Хотите погладить? – спросил он.

— Ты же дурак, значит и собака твоя такая же.

— Она умная, — злобно крикнул Леха и ринулся на нас.

Ребята не испугались, а стали хватать с земли камни и кидать в парня. Все было так весело, что я тоже подхватила камень и бросила. Леха плакал и прикрывал своим телом собаку.

Спустя много лет, в моей жизни произошло большое количество разных событий. И грустных, и нет. И вот как-то в нашем храме я увидела того самого Леху, сильно постаревшего и сутулого. Я очень боялась, что он вспомнит меня.

Леха подошел, увидел моих девочек и спросил:

— Это твои дочки?

— Да.

Леха молча залез в карман, достал леденцы и протянул моим дочка. Они тихо поблагодарили. Затем Леха произнес:

— Давайте дружить?

Как я была счастлива, когда девочки ответили «давай».

Потом он не один раз подходил к нам, угощал девочек и улыбался тот детской, наивной улыбкой от которой холодеет спина. В один из таких дней Леха тихо прошептал мне на ухо: «А я тебя помню». Как мне было стыдно в тот момент. Я искренне стала просить у него прощения и видела в его глазах, что он совсем не держит зла.

«Зачем жить больным людям?» Наверно, для того, чтобы делать нас лучше, учить радоваться простым вещам и ценить жизнь.

У меня есть одна знакомая с ДЦП. Главное то, что она многодетная мать. Мать прекрасных здоровых малышей. Как-то старушка, подобная тем двум из начала моего рассказа, заявила, что запретила бы инвалидам выходить замуж и портить генофонд. Как мне хотелось тогда закричать про свою знакомую, которая по-настоящему счастлива, воспитывает прекрасных детей, любит мужа и всегда бескорыстно предлагает мне свою помощь. Хотя я – здорова.

А эти бабули «христианки», натянуто улыбаются все вокруг, молятся и думают о чистоте души.

И вот у таких людей, как моя знакомая с ДЦП стоит учиться жизни. Ведь такие люди ценят ее гораздо больше нас. И кто же из нас калеки? Люди без ноги или руки, или люди с черной душой, которые считают, что инвалидам не место на земле?

Что я хочу сказать этими историями? Когда у нас появился ребенок с синдромом, я как-то стала переосмысливать все эти вещи. Ведь мы часто сталкиваемся с самым разным отношением к нам. Кто-то желает добра, сочувствует, помогает. Кто-то – наоборот. Конечно, хорошего больше. Да так и должно быть. Только потому, что все мы люди, хоть и разные. Ведь часто люди с особенностями оказываются гораздо сильнее, человечнее и счастливее нас – здоровых. Они умеют искренне смеяться, дружить, любить, радоваться мелочам. Их может привести в восторг чистое небо, солнце, деревья. А мы часто этого вообще не замечаем, не умеем дышать полной грудью. Нам кажется, что жизнь постоянно преподносит нам сложности, что жить – это тяжелая работа. Хотя на самом деле все у нас в порядке.

Вывод один. Инвалидность души куда страшнее физической. Ведь если человек считает, кому надо жить, а кому нет только потому, что у него другие физические возможности – это очень страшно. А еще страшнее, если этот человек верующий.