Оля привыкла выслушивать нотации своей свекрови, она вечно охала и требовала внимания к своей персоне

Оля привыкла выслушивать нотации своей свекрови, она вечно охала и требовала внимания к своей персоне. В этот раз женщина жаловалась на головную боль и плохое самочувствие. Невестка собрала лоток с продуктами, нарезала хлеб и все аккуратно упаковала в стерильные пакеты. Свекровь ее часто упрекала в нечистоплотности, поэтому она привыкла контролировать свое каждое движение и думать наперед.

Надежда Ивановна всегда думала, что ей обязаны. В детстве она требовала всего от своих родителей, потом она переключилась на друзей и одноклассников. В зрелом возрасте ей должны были ухажеры, а вскоре — муж. Когда сын подрос, она и от него начала требовать невозможного и вылезла ему на шею. Спустя несколько лет умер муж и мама взяла в оборот окончательно своего сыночка.

После свадьбы ее манипуляции только усилились, так как внимание сына переключилось на жену. Свекровь никогда ничего не просила, она сразу требовала. Оля первое время пыталась с этим как-то бороться, но потом осознала, что бесполезно. 

Если кто-то игнорировал просьбу Надежды Ивановны, она сразу начинала корчить из себя больную. Ахала, охала и требовала внимания к своей персоне. Женщина всегда добивалась своего, любые требования исполнялись по щелчку, ведь терпеть ее жалобы было просто невозможно. Да и в этот раз ничего не изменилось. Оле пришлось опять идти на поводу у родственницы. 

Уже десять лет бедняга терпит издевательства этой несносной барышни. Даже семейный бюджет приходится делить с мамой мужа. Но Надежда Ивановна все равно недовольна. 

Оля сложила готовую еду и присела от усталости. Она уже сутки не спала, причина этому — свекровь. Надежда Ивановна решила, что ей надо в санаторий, чтобы поправить здоровье. Ее подруга вот только вернулась оттуда, ей ведь тоже надо! Когда свекровь окончательно решила ехать, она даже сына с работы вызвала. Сделала она это по телефону:

— Боря, кровиночка моя. Я что-то неважно себя чувствую. Как бы, я не отошла в мир иной сегодня. Ты прости меня, сынок, за все. 

Борис испугался, бросил все и помчал к матери. Он знал, что от нее можно ожидать чего угодно, но не прикидываться же при смерти! Когда мужчина приехал, он оторопел. Мама активно передвигалась по квартире и напевала песни. Женщина заметила удивление на лице своего ребенка, и сразу же поспешила его взять в оборот:

— Так мне плохо сегодня, никогда еще себя так не чувствовала. Думала, час мой уже близок. 

После этих слов мамаша закатила глаза и улеглась на диван. Борис понял, что это очередная манипуляция, но молчал, чтобы не спровоцировать истерику. 

— Боренька, а Лариса Степановна в санатории была. Приехала отдохнувшая, здоровье улучшилось… Она даже на лице изменилась! Я вот решила, что мне тоже надо подлечиться и на всякие процедуры походить. Купи мне путевку! — запричитала мама.

— Ну, ты же знаешь, что у нас сейчас нет лишних денег. Сергей в первый класс идет в этом году, надо собрать его. Еще кредит за твою стиралку не выплатили, а ты уже в санаторий хочешь.

Такого ответа Надежда Ивановна не ждала — разгорелся скандал. В разгар конфликта мама схватилась за сердце и приказала вызвать скорую. Там она вспомнила о всех своих хронических болячках и даже придумала несколько новых. От госпитализации Надежда Ивановна отказалась, поэтому ухаживать и дежурить за ней пришлось Ольге. Она была вынуждена исполнять ее капризы с утра и до поздней ночи, ведь “именно ее муженек довел родную маму до инфаркта”.

Борис свою вину почувствовал, поэтому пообещал матери найти деньги и купить путевку в санаторий. Ольгу такой расклад не устраивал, но кто ее спрашивал? Она смотрела в одну сторону и думала о том, что за десять лет жизни они ничего не сделали для себя. Они все покупали матери, а сами всегда экономили и считали каждую копейку. 

Слава Богу, хоть квартиру в ипотеку взяли несколько лет назад, а то раньше еще и жили со свекровью под одной крышей. Мебель старая, техника изношенная, одежду только сыну покупают. Сейчас его надо в школу собирать, а денег нет — муж собрался маму на отдых везти. Родственница все соки уже выпила. 

В прошлом году они ремонт свекрови сделали, новую стиральную машину купили и мебель взяли в кредит. Зарплаты у них небольшие, но аппетиты у матери мужа не угасают, а лишь растут с каждым годом. Даже когда супруги жили на зарплату невестки, Надежда Ивановна не стеснялась тянуть деньги из их кармана. 

Крик свекрови вернул Олю в реальность — она очнулась от своих воспоминаний. 

— Я еще долго буду тебя ждать? Зову, зову, а ты уселась! Ты не понимаешь, что время обеда пришло? Я голодная, у меня сахарный диабет, голодать нельзя!

Невестка тяжело вздохнула и побрела в комнату, чтобы выслушать очередной поток слов.

Оцените статью
Оля привыкла выслушивать нотации своей свекрови, она вечно охала и требовала внимания к своей персоне
6 российских певиц «без голоса»