Спустя 20 лет брака ушла от супруга. Как изменилась моя жизнь

Если бы мне сказали лет пять назад, что уйду от мужа, я бы восприняла это, как какой-то бредовый прогноз. Но теперь, по прошествии полугода нашего «разъезда» в разные стороны я даже не удивляюсь, что так случилось.

Мы прожили вместе больше двадцати лет, вырастили прекрасную дочь, все было, как говорится в полном порядке. Иногда ругались, ненадолго, потом, без проблем, мирились, дарили друг другу подарки, переживали за проблемы и радовались успехам.

А после пятидесяти мой дорогой супруг начал портиться, как овощ. Причем, процесс шел по нарастающей. Сначала появились мелкие придирки в плане домашнего комфорта, мол, не могу, как другие, создать необходимый уют, постепенно претензии перекинулись на кухню – я, вдруг, стала плохо готовить, хотя всю нашу совместную жизнь муж уплетал блюда от «шеф-повара» (так он выражал высшую степень благодарности) за обе щеки, и расстраивался, если не было дополнительной порции.

Моральный аспект сменился, вернее, дополнился материальным. Муж начал считать копеечки «от сих до сих». Причем те, которые зарабатывал сам – в первую очередь. С большим сожалением рассчитывался на кассе за семейный набор продуктов, чтобы потом еще несколько раз проверить, чего, сколько и на какую сумму купили. Если ассортимент не совмещался в его сознании с каким-то «эталонным» списком необходимого, меня ждал испорченный вечер с упреками в чрезмерных и необдуманных тратах.

Я сначала мирилась с таким положением вещей, старалась найти какие-то слова и оправдания, но муж воспринимал мою уступчивость, как какую-то слабость, и только развивал тему «инспектирования» совместной жизни.

Последним, что меня заставило принять решение об уходе, стали упреки, что мы с дочерью живем в его квартире. В ЕГО, вы представляете? Да, квартира была полностью на муже, но мы прожили в ней столько лет, обоюдно вкладывая в ремонты и модернизацию, так что, по большому счету, моральному, конечно, имели одинаковые права на те стены, в которых начинали нашу совместную жизнь. Тем более, что моя квартира, оставшаяся от бабушки и дедушки, сдавалась в наем, принося в семью достаточно весомый дополнительный доход.

Выслушав очередную тираду мужа о том, что жареная картошка с мясом «не очень», холодильник «пустой», деньги растрачены, а за отопление еще не уплачено, я, сдержав эмоции ответила:

— Дорогой, дай мне, пожалуйста месяц, чтобы квартиранты нашли себе другое жилье.

— В смысле?

— В буквальном. Квартиранты ищут жилье, мы с дочерью от тебя уходим в мою квартиру, а ты жарь картошку, как считаешь нужным, загружай холодильник по своему усмотрению, а отопление можешь вообще отрезать, мне это будет уже абсолютно безразлично.

Муж опешил от такого поворота событий, посчитав это шуткой, но я повторила:

— Месяц, ты запомнил? Мы вместе живем еще ровно один месяц!

После этого я демонстративно набрала номер постояльцев, извинилась перед ними за непредвиденную ситуацию, и попросила подыскать себе другое жилье.

Три недели спустя, когда моя квартира освободилась, я наняла бригаду грузчиков, которые добросовестно, за три часа обеспечили мне переезд.

Я вздохнула с огромным облегчением. Никто утром меня не толкал, требуя приготовить завтрак. Ни я, ни дочь не претендовали в питании на «все включено», мы открыли для себя премьеры театра, выставки в картинных галереях, гастрольные выступления артистов, все то, что уже давным-давно ушло из нашей жизни.

Уже несколько лет мы живем вдвоем, прекрасно ладя друг с другом, я с пониманием отношусь к тому, что моя девочка уже выросла, и периодически в нашем доме появляются парни. Удачная планировка квартиры позволяет нам безболезненное сосуществование.

Возможно, в нашем гнездышке когда-нибудь и появится постоянный мужчина, но пока нам очень комфортно без упреков и «переучетов» наличности, думаю, что я приняла правильное решение.

Оцените статью
Спустя 20 лет брака ушла от супруга. Как изменилась моя жизнь
Стыдно за своих соотечественников! Почему Дмитрию Комарову каждый раз грустно по возвращению из Европы