«У нас нет «Доширака»?» — как проходила адаптация девочки из детдома в нашей семье

26.08.2020 Выкл. Автор Pozya
«У нас нет «Доширака»?» — как проходила адаптация девочки из детдома в нашей семье

 Это был самый лучший день в моей жизни. Сегодня я навсегда забирала свою доченьку из детского дома домой. Комната для нее сияла чистотой и была полна новеньких игрушек, в холодильнике ее ждал тортик и еще очень много разных вкусняшек. Я везла в детский дом подарки его воспитанникам и воспитателям. Уже лет сто, как я не чувствовала себя такой счастливой!

Машенька бежала мне на встречу со своей очаровательной улыбкой и как всегда одетая во все зеленое с огненно-рыжей копной растрепанных волос на голове.

– Я все утро тебя ждала! Я всем рассказала, что ты сегодня меня забираешь домой, а они не верят! – тараторила без умолку малышка.

Я, едва сдерживая слезы, расцеловала доченьку и крепко прижала ее хрупкое тельце к своей груди. Родненькая моя! Я одела на доченьку только что купленные вещи. Другие воспитанники детдома собирались идти в столовую. Мимо нас прошла какая-то девочка и сказала:

– Машке повезло ее богатые забрали.

– Мы с тобой богатые? – удивилась дочурка.

Я не знала, что ей ответить. Все дети из детского дома мечтали о том, чтобы попасть к богатым родителям.

– Мы очень-очень счастливые, – сказала я моей девочке и еще раз крепко прижала ее к себе.

Моя малышка получила напутственные слова от воспитателей и директора, и мы отправились с ней домой.

Наконец-то мы дома!

Мария с самым серьезным видом принялась за изучение территории, ее внимание привлекли деревянные двери в углу коридора.

– А что здесь находится, – спорила доченька.

– Кладовка, она необходима для хранения самых разных нужных вещей. – ответила я.

Она открыла двери кладовки и заглянула внутрь, после чего расстроенно произнесла:

– Мы с тобой бедные, да?

– Ты почему так решила. – в недоумении спросила я у дочки.

– Просто у нас с тобой нет «Доширака».

Я улыбнулась и объяснила малышке, что продукты мы храним не в кладовке, а в холодильнике, кушаем мы на кухне не «Доширак», а разные другие вкусняшки.

Торт у дочки вызвал настоящий восторг, она смотрела на него, как на что-то нереальное, но после того как она немного освоилась, то кушала его с превеликим удовольствием.

В карманы халата малышка спрятали печенье, конфеты и кусочки хлеба, имея запасы она чувствовала себя более уверенной.

Особенно понравились ей фломастеры и альбом, ей очень нравилось рисовать печального жирафа с перебинтованной шеей.

– Скажи, почему ты все время рисуешь этого жирафа? –спросила я доченьку.

– Просто мне его жалко. Жирафы – это самые несчастные животные, так как если дует ветер у них шея ломается, и они умирают.

– Солнышко, ты ни разу в жизни не видела жирафа? – озабоченно спросила я.

Первый день фактически закончила. Малышка, уставшая от новых эмоций, мирно сопела в своей кроватке.

Я с нежностью и надеждой смотрела на нее: пока я не стала мамой, но в моем будущем я уже стала мамой.

Настало утро, мое счастье проснулось мы с ней позавтракали и отправились в зоопарк. В зоопарке нас ждал жираф – Костя. Он был абсолютно здоровый и самое важное – у него была целая шея, которая не ломалась, когда дул ветер. Я держала интригу до последнего. И кульминационный момент настал. У доченьки от удивления расширились глаза, и она застыла на одном месте.

Жираф Костя важно вышагивал по своему вольеру вальяжно поворачивая свою голову то в одну, то в другую сторону.

– Он настоящий? – это было единственное, что она могла сказать в этот момент.

Мы с малышкой еще долго стояли у клетки с этим чудо-животным и кормили его листами капусты. Я рассказывала малышке, где живут эти животные, что они кушают и что, когда дует ветер у них не ломается шея.

Мы попали домой только к вечеру, и Машенька сразу же принялась за рисование веселых жирафов.

С того дня прошло целых шесть лет. Сейчас моей доченьке уже одиннадцать.

Это очень умная и очень талантливая девочка. Ее картины часто участвуют в городских выставках. Моя дочка – это самый обычный домашний ребенок. О ее нелегком прошлом напоминают только два портрета жирафа, которые спрятаны в дальнем углу моего стола.