Выгнала двух дочек из собственного дома

Не садитесь матери на шею

— Ты же их родная мама, это твои кровиночки. Как ты могла так поступить? Выгнать родных дочек. Из собственного дома выгнать! Беременную и с маленьким ребенком. Что теперь им делать? Ты хуже мачехи!

Сестра кричала и возмущалась, а Зинаида спокойно ее слушала. Когда крики закончились, сказала:

-Забирай их к себе и живи с ними.

— Чего это? Я им тетка, а родная мамочка ты.

— Так вот, я родная мать, я и решаю. И как решила, так и будет.

Зине нет еще и пятидесяти. При этом ей кажется, что она старая кляча, разбитая и вымотанная. В тридцать лет осталась без мужа, с двумя детьми. Работала, не покладая рук, чтобы кровиночки ни в чем не нуждались. Повезло еще, что от бабушки осталась старенькая квартирка, хрущевка. Но две комнаты, хоть и проходные. Все поместились.

Когда дочери выросли, Зина надеялась, что станет полегче, появится больше времени и на себя. Но не тут-то было…

Мамуля, это Николай, — Зина не успела зайти в квартиру, как увидела старшую дочку компании высокого ушастого парнем. Тот испуганно смотрел на Зину, переминаясь с ноги на ногу.

— Чего молчишь, говори, — толкнула Колю в бок Катя.

Коля почесал затылок и промямлил:

— Мы…это…В общем, хотим расписаться…

— А жить мы будем тут, с тобой, — подхватила Катя. – Квартиру снимать нам не по карману, куда нам идти? Ты же не против, мамочка?

Сестры раньше жили в одной комнате, но сейчас Вике, младшей дочке, пришлось переселиться к маме. Однако через полгода Катя родила сына, стало тесно, а уходить молодожены вовсе никуда не собирались.

Денег стало не хватать. Катя с Колей любили оставить внука на бабушку и пойти в ванную. Там они плескались часами, и за воду стали приходить огромные счета. На еду тоже уходило большое количество финансов. А ведь и внука побаловать вкусняшками надо, да и младшую дочку не обидеть.

Зина решила поговорить со старшей дочерью и предложила вносить свою финансовую лепту в семейный бюджет.

— Откуда у нас деньги? – возмутилась Катя. – Я же сижу в декрете. А муж хочет купить машину, мы собираем деньги. Как будто ты не видишь нашу ситуацию. Ну что ты, мама!

Зина, конечно, все видела и ругала сама себя за крамольные мысли. Дело в том, что ей все чаще думалось о том, что старшая со своим семейством сидят у нее на голове, свесив ножки. Разве такой она представляла зрелость дочери? И в доме постоянно шумно.

— Я не буду мыть туалет после чужого мужика, — возмущалась Вика.

— А у меня Ванька на руках. Посмотри за ним, тогда уберу я, — парировала Катя.

— Отдай своему Кольке, который сидит за компом и играет целыми днями. Когда вы уже свалите отсюда, надоели. Никакой жизни с вами нет!

Зина делала все возможное, чтобы сестры помирились. Пыталась распределить равномерно обязанности между ними, просила не ссориться. Но перемирия хватало на пару дней.

— Вика, почему ты не идешь мыть посуду? – звала сестру Катя. – Чья сегодня очередь? Твоя!

— Ага, уже лечу, — огрызалась младшая дочка. – Колька со вчерашнего дня мусор не вынес, мешки воняют. Пусть выбросит, потом от меня что-то требовать будете.

— Я муж, чего это я должен женскую работу по дому делать, — моментально появился неплохо обжившийся в тещиной квартире Николай.

— Мама, — Вика бросилась за защитой к Зине, — ну скажи им, пусть уезжают хоть куда. Тут тесно, надоело все. И вообще, оставь мне квартиру, напиши завещание как младшей дочери.

У Зины отнялся дар речи.

— Ты что? Я умирать еще не собираюсь. И потом, вы две сестры, и квартира достанется вам обоим в равных частях.

После окончания института Вика устроилась на работу. У Зины появилась надежда, что денег в семью подбросит хоть младшая дочка. Но этого не произошло. Вика тратила зарплату буквально за пару дней, покупая то платье, то серьги, то сапоги. В итоге, на проезд и прочие расходы начинала просить у мамы.

Зину все это расстраивало и злило. Чтобы как-то свести концы с концами, она работала на двух работах. При этом постоянно выслушивала викины попреки, что у старшей дочки так деньги не требовала, как у нее.

И вот наступил предел терпению. Последней каплей стал приход Вики домой с кавалером.

— Это Дима, — бодро сообщила она. И мы только что из ЗАГСа. Подали заявление. Ну и поживем тут, хорошо?

— Где тут? – только и смогла произнести Зина.

— Здесь, где же еще. Тем более, я жду малыша. Или малышку.

— И где именно в этой квартире На кухне? – Зина начала закипать.

— Можно было бы и там, только Колька любит лопать по ночам и шатается к холодильнику. А нам, как ты понимаешь, нужна отдельная комната. С тобой тоже жить не вариант, это понятно.

Вика закончила свою тираду и многозначительно посмотрела на мать. В этом взгляде читалось огромное желание услышать от матери предложение поселиться в ее комнате. Разве ей, старухе, что-то нужно? Она и в коридоре спать может. Или в ванной.

Но надежды младшей дочки не оправдались. Зина позвала Катю и сказала:

— Ровно месяц вам обоим на поиск своего жилья. Дело ваше – снимайте, покупайте, отправляйтесь в деревни к своим мужьям. Здесь никто больше жить кроме меня не будет.

Конечно, зинины слова вызвали массу негатива. Дети кричали на мать, истерили, плакали. Только на Зину все это уже не действовало.

— Я очень устала и хочу жить в тишине и покое, — твердо сказала Зина. – Я вас одна вырастила, выучила. А теперь улетайте из моего гнезда. Надо посидеть с внуками – не откажу. Но жить будете отдельно.

Прошел год. И как не возмущались дочери и не грозились забыть дорогу в дом матери, со временем потихоньку отошли. Теперь, если им что-то нужно, они заранее звонят, спрашивают. Даже деток нянчить привозят по договоренности. Нашли жилье, выкручиваются. Но уже сами.

Зина живет одна, спокойно и комфортно. И понимает, что если не выгнала бы детей, то скорее всего, в родном доме ей не нашлось бы никакого места.

Оцените статью
Выгнала двух дочек из собственного дома
ТОП-30 прекрасных актрис времен СССР.