«Личинка всю ночь орет!» Последней каплей стали слова, оскорбляющие мою дочь

04.08.2020 Выкл. Автор Pozya
«Личинка всю ночь орет!» Последней каплей стали слова, оскорбляющие мою дочь

Возвращаюсь я с роддома домой, а муж не один. Двоюродный брат супруга решил погостить у нас, ведь собрался поступать в университет. Я истерику закатывать не стала, вступительная кампания длится недолго, потерплю чуть-чуть. Мне было обидно, что муж со мной не посоветовался, но ладно.

Утром пытаюсь поспать после бессонной ночи. 18-летний мужик без стука врывается в мою комнату и начинает орать:

 — Я есть хочу!

Я не понимаю, что происходит. Шепотом  отвечаю:

 — Кашу подогрей себе или пельмени свари, они в морозильной камере.

 — Я не умею, мама сказала, что ты обо мне позаботишься.

Я так хотела спать, что глаз открыть не могла. Дочка почти каждый час просыпалась, а под утро уснула крепко.

 — Ваня, ты уже большой парень. Достань кастрюлю, возьми ложку, набери кашу и сунь в микроволновку. Пять минут – завтрак готов.

 Он ушел, поэтому я вновь погрузилась в сон. Через полчаса Ваня опять пришел в мою комнату.

 — Кофе хочу, — скомандовал мне этот паренек.

 — Не стоит заходить в мою комнату без стука. Открывай гугл и читай инструкцию.

 — Мама ведь говорила…

 — Мне абсолютно все равно, что она говорила. Ты – взрослый человек, я в няньки не записывалась, мне есть, кого нянчить.

Я сплю с дочкой голой, мне так удобнее кормить. Во сне могу скинуть одеяло, а он ходит по комнате как хозяин. Мне не хочется, чтобы чужой мужик заходил в мою спальню.

От этих разговоров проснулась малышка. Я сменила ей подгузник и решила покормить. Опять приперся!

 — Где моя зарядка, ты не видела? Может, дашь микро-usb?

Ребенок чмокает грудь, а этот стоит и палятся. Я психанула, выгнала его, приставила стул, чтобы он больше не мог войти в комнату. Дочка поела и опять уснула. Я решила прилечь с ней. Только погрузилась в сон – звонит тетка мужа:

 — Гостеприимная ты наша! Мальчишку без завтрака и кофе оставила! Мясо из деревни таскать умеешь, а кормить людей не научилась?

 — Маргарита Ивановна, и вам доброе утро. Я еще сплю. У меня маленький ребенок на грудном вскармливании. А вот 18-летний Ванечка может сам подогреть готовую еду и приготовить растворимое кофе, налив в кружку кипяток. Ваше мясо он вчера и съел, не переживайте, никто даже не попробовал. Всего хорошего!

 Дочка днем хорошо спала, просыпалась только кушать и переодеваться. Так как у меня было кесарево сечение, передвигаться по квартире было сложно. Я попыталась добраться до кухни, чтобы пообедать, и обалдела. Пригоревшая каша валялась по всей комнате, на столе «загорали» размороженные пельмени и крошки, а раковина была наполнена грязными тарелками. Ваня стоял посреди этого бардака и кому-то звонил:

 — Хорошо, увидимся. У меня можно переночевать. Домашние не будет ругаться, не переживай. Только беруши не забудь, личинка всю ночь орет.

Мне так обидно стало, что слов не могла подобрать. Он сам приперся в мой дом, устраивает срач, мешает мне отдыхать и оскорбляет новорожденную дочку. Я подошла и говорю.

 — Доброе утро, Ваня!

 — Я перезвоню! – буркнул мой гость, удивляясь, что я уже проснулась.

 — Интересный у тебя разговор. Гостей в нашем доме быть не должно, мне тебя хватает. Звони мамочке и попроси, чтобы личинке своей арендовала жилье. Ты больше здесь жить не будешь. Прибери за собой, я не могу убирать за тобой.

 — Я же ласково так деток называю, что ты?!

 — Ваня, я тоже пользуюсь интернетом и знаю, кого так называют. Звони маме, я не шучу!

Вечером муж вернулся домой и сразу устроил скандал. Какая же я плохая, выгоняю маленького мальчика!

 — Тетя приедет к нам, она хочет поговорить с тобой, — пригрозил мне супруг.

 — Слушай, дорогой. Я не хочу быть служанкой для 18-летней немочи, которая не может бросить в тарелку готовую кашу. У нас есть ребенок, за которым надо ухаживать. Он сегодня обидел нашу дочь, назвав ее «личинкой». Гостей звал к нам с берушами. Тебе это нравится? Это только начало, он еще не обустроился. Он должен съехать, иначе спокойной атмосферы в этом доме не будет, — попыталась я высветить правду любимому.

Ваню мы передали маме прямо в руки. Не хочу вспоминать все оскорбления, которые посыпались в наш адрес, но их было немало. Вина вся была на мне: деточка голодная, холодная, без внимания оставили и головку не гладили. Закрыв двери перед ее лицом, я почувствовала такое блаженство и счастье!

Мне интересно, чем она руководилась, когда отправляла свою недоросль ко мне, зная, что я только вернулась с роддома? Трудно будет Ване жить в этом мире.