Муж и свекровь выгнали меня из дома, как только узнали о болезни ребенка

С Андреем мы поженились еще в молодости, через три года родилась чудесная дочка, но муж мечтал завести еще сына. Я была не против, но с жилищным вопросом у нас было все плохо. Зарабатывали мы немного, снимали квартиру, поэтому копить не удавалось.

А два года назад мама мужа сама предложила нам помочь с квартирой, но с условием, что она будет жить с нами, свой дом в деревне продаст, и эти деньги пойдут на первоначальный взнос, остальное мы берем в кредит. Конечно же, новая квартира должна быть оформлена на свекровь. Это мне не нравилось больше всего, но муж меня уговорил.

Так мы и переехали из скромной однокомнатной квартиры в просторную трешку, одну комнату отдали маме Андрея, другую дочке, а в третьей жили мы с мужем. В этой квартире все прописались, как и обещала свекровь, я была довольна, чуть позже, видимо, расслабилась, и мне удалось забеременеть.

Муж и свекровь трепетали от счастья, только и говорили о ребенке, очень уж ждали наследника от меня, а когда узи показало мальчика, они чуть ли не прыгали на радостях. Все это время мы жили дружно, никого не напрягало общество друг друга, ко мне не вязались, не доставали, все было спокойно.

Пришло время рожать, я не новичок в этом деле, но волнение было. Муж не находил себе места, нервничал не понятно из-за чего, даже мою сумку 5 раз перепроверил по списку, чтобы я ничего не упустила. Я пыталась его успокоить, и приободрить, но он продолжал твердить, что сын – это самое главное, он должен родиться здоровым, а в остальном он все устроит. Я еще подумала, что за чушь он несет, дочку родила, и сына рожу без проблем, все уже знаю. Свекровь тоже странно себя вела, читала какие-то молитвы, бормотала про себя не понятно что. Подумала, что они перенервничали и им нужно успокоиться, а мне ехать в роддом.

Вторые мои роды были сложнее первых, намного, возможно возраст сказался, возможно, вес ребенка был больше, но потом я лежала сутки в реанимации.

В общей палате я оказалась на третьи сутки после родов, жива, здорова, дума о сыне и муже, который почему-то так и не позвонил. Даже от любимой свекрови я не увидела пропущенные звонки, но я не стала акцентировать на этом внимание, набиралась сил, высыпалась, и кушала. Вскоре ко мне пришла заведующая педиатрическим отделением, чтобы сообщить неприятную новость, которую я и представить себе не могла. Она сказала, что мой мальчик родился с синдромом Дауна, он не сможет расти, и развиваться, как все нормальные дети, предложила написать отказ, добавила, что мой муж в курсе, и ушла.

Я сидела в оцепенении от услышанной новости, не понимала, что мне сейчас предложили, и так минут 20, но потом взяла себя в руки, представила своего крохотного дитя в одиночестве, и понеслась к заведующей, чтобы сообщить ей, что никакой отказ писать не буду. Мой сын и воспитывать его буду я, он должен узнать, что такое материнская любовь и защита, он не заслужил абсолютно ничем такое бесчеловечное отношение к себе, он не должен попасть в дом малютки.

Я со слезами на глазах и волей в сердце, твердо сказала о своем решении и ушла в палату. Через полчаса мне принесли сына на кормление, этот комочек счастья смотрел на меня с большой любовью и интересом, я прижала его к себе, и поцеловала, он улыбнулся.

Вечером ко мне пришел Андрей, он был хмурый, не хотел даже смотреть в мои глаза, говорил об отказе от ребенка, что ему бракованный наследник не нужен, якобы это позор для всей семьи. Я твердо ему сказала свое окончательное решение, после чего, он еще в большей ярости поставил мне ультиматум, либо я выбираю с ним жить, либо с ребенком иду на все четыре стороны и развод. Я была в шоке, поверить не могла, что этого бесчувственного человека я могла полюбить и даже родить от него чудесных детей, в тот момент он стал мне чужим раз и навсегда. Потом из его возгласов я поняла, что на это его подтолкнула мать, ей тоже больной ребенок не нужен, она собралась меня выписывать из квартиры и зачеркнуть из списка родственников. Я даже не удивилась ее реакции, неспроста она просила оформить квартиру на не, видимо, ждала повод, чтобы выселить меня оттуда.

Мужа я выпроводила из палаты, на следующий день он привез все мои вещи из дома. Дальше его видела лишь в суде, так как он запрещал общаться дочке со мной, что противоречило любым нормам права.

Сына назвала Ярославом, что означает сильный. После выписки настало непростое время для нас, нам негде было жить, с деньгами было туго, муж не помогал, конечно же.

Первое время, я жила у свой коллеги, она одинокая женщина, которая с радостью откликнулась на мою просьбу. Потом я нашла подработку, и смогла поселиться в общежитии, параллельно с этим я занимаюсь лечением сына, это не дешево, но я пока справляюсь. Ярослав – моя радость, моя опора, я счастлива, что с его появлением жизнь расставила все по местам, и показала истинное лицо моих близких.

Оцените статью
Муж и свекровь выгнали меня из дома, как только узнали о болезни ребенка
Меня считают эгоисткой, хотя я всегда содержала семью за свои деньги