“Папа, ты, наверное, не знаешь, что у тебя есть дочка. Но я — есть! И зовут меня Даша!…”

Девятилетняя девочка вырвала средний листик со своей тетрадки и решила написать письмо своему папе. Мама рядом стояла и помогала ей. Дашенька очень старалась, чтобы папа видел, какая она примерная и аккуратная девочка. А потом, когда письмо было написано, она сама побежала к почтовому ящику и закинула его туда.

Дашенька каждый вечер проверяла почту в надежде, что папа ей ответил. Шло время, но почтовый ящик так и был пустым. 

— Мам, может, у папы другой адрес? — спросила дочка.

— Не думаю. Он жил со своими родителями в поселке и не собирался оттуда уезжать. Наверное, у него уже есть другая семья, поэтому не отвечает.

Прошло 25 лет. Дмитрий Иванович уже поседел на висках. А что? Все-таки уже перевалило за полтинник! Родители умерли, и он остался один в деревенском доме. Решил после их смерти сделать ремонт, выкинуть весь хлам и перекрыть крышу.

Когда Дмитрий Иванович был еще молодым парнем, он жил с родителями. Вот и его комната. Потом женился. Десять лет в браке прожил, но так и не стал отцом. Ох, и злобная ему жена досталась! Еще и спелась с его матерью. 

Через десять лет неудачного брака Дмитрий Иванович попробовал построить отношения с соседкой Ниной, у которой была 18-летняя дочь. Катя вышла замуж и уехала в город, поэтому ничем отчиму не мешала. Так они с Ниной и живут. Она женщина покладистая, добрая, поэтому Дмитрий Иванович не жалуется.

— Сервант точно выбрасываем. А что с книгами делать? Будем баню ими топить? — спросил он жену. 

Нина кивнула, поэтому мужчина начал пересматривать все книги и складывать в стопку. Ну а вдруг завалялась какая-то заначка! Книги были очень старые, листы прямо трещали под руками. 

Кроме гербария, не было там ничего. А нет, было! Аккуратный белый конвертик. Дмитрий Иванович открыл его и увидел письмо, написанное детским почерком:

“Папа, ты, наверное, не знаешь, что у тебя есть дочка. Но я — есть! И зовут меня Даша! Мама меня родила, когда ты уехал. Ты служил в нашем городе. Звал маму к себе, жениться обещал, но она не захотела уезжать. Она не хотела тебе говорить о том, что я есть, но я ее уговорила. У меня есть лучшая подружка Ирина. А еще собака Дружок. Приезжай, я тебя с ними познакомлю. Жду от тебя ответ. Целую. Даша Дмитриевна”.

Дмитрий еще раз прочитал письмо, а потом посмотрел на дату отправки. 1999 год. Ого, уже десять лет прошло! Почему мама прятала от него письмо? Он сразу же вспомнил про Юлю. Была у него невестка, да только жить в поселке не хотела — городская. Неужели она сама растила их общего ребенка? Почему она раньше об этом не сказала? Зойка точно все знать должна. Вероятно, она подговорила свекровь, чтобы та не показывала сыну письмо от внучки. 

Дмитрий Иванович взял телефон и быстро набрал номер Зои.

— Зойка, ты заставила маму спрятать письмо моей дочери? 

— Я, а что? Я думала, свекровь его выбросила, — совершенно спокойно ответила та.

— Бестолковая! Ты мне жизнь сломала! И ребенок без отца рос! 

— Чего ты так кипятишься? У тебя же есть новая жена, пусть и родит тебе ребенка.

Он бросил трубку, чтобы не тратить время на пустые разговоры с Зоей. Дмитрию Ивановичу надо было придумать, как отыскать Юлю и дочь. Он попросил Нину, чтобы она обратилась за помощью к своей дочери, ведь ее муж был каким-то компьютерным гением.  В общем, удалось ему номер раздобыть.

— Дарья? Петрова? — спросил он.

— Дарья, но уже не Петровна. Я замужем. 

— А мама Юля? 

— Да, Юля. Но она умерла 11 лет назад. Рак… 

— Дашенька, я папа твой! Я только что нашел твое письмо. Прости! Я не знал, что у  меня есть дочь! 

Даша молчала в трубку. Эти секунды казались вечностью. Дмитрий Иванович подбирал неуклюжие слова, а дочка плакала в трубку.

Через две недели они договорились встретиться. Дарья приехала не одна, а своей 9-летней доченькой.  Дмитрий Иванович объяснился перед дочкой, и она его простила. Очень жаль, что из-за этой проклятой Зойки все в жизни пошло наперекосяк. Все-таки хорошо, что мужчина решил пересмотреть книги перед тем, как их сжечь. 

Оцените статью
“Папа, ты, наверное, не знаешь, что у тебя есть дочка. Но я — есть! И зовут меня Даша!…”
А вот моя мамоцька пьет цяй с хахалем!