Простой еврейский мальчик Марек был странным всегда

04.09.2020 Выкл. Автор Pozya
Простой еврейский мальчик Марек был странным всегда

Простой еврейский мальчик Марек был странным всегда. Его родители перебрались в Одессу еще когда он был маленьким. Именно здесь прошло детство Марека. Здесь он окончил школу и поступил в институт. Однако, на третьем курсе твердо решил, что возвращается на родину.

Еще с детства в Марека была страшная неприязнь к немцам и всему немецкому. Пожалуй, это было следствием Второй мировой войны, ведь, историю своего народа парень хорошо знал. Еще с детства Марек не смотрел телевизор и не играл в игры, как его сверстники, а читал книги. Он каждый раз с ужасом перечитывал те строки, где рассказывали об уничтожении еврейского народа гитлеровцами. Именно поэтому, он так их не любил.

Когда Марек решил вернуться в Израиль, его родители решили не останавливать сына. Убеждать его остаться в Одессе было бессмысленно, поэтому они решил отправиться за ним. Вместе с Мареком в Израиль перебралась и его украинская невеста Екатерина.

Здесь парень восстановился в институте и стал изучать медицину. После окончания учебы, молодой врач получил израильскую врачебную лицензию и добровольцем ушел полевым фельдшером в пехотный батальон.

Марек терпеть не мог немцев. Он всячески старался избегать общения с ними. Он даже перестал поддерживать связи со своим старшим братом, который из Украины переехал в Гамбург. А когда тот прилетал в Иерусалим навестить родителей, Марек с женой уезжали из дома. Они путешествовали по стране или летели куда-то на отдых. Они делали все, чтобы не пересекаться со своими немецкими родственниками.

Когда мать сказала, что через несколько дней к ним в гости прилетит старший брат, Марек упаковал чемоданы и улетел с Катей отдыхать в Италию. Обычно, он отдыхал только там, где нет немцев. вот и на этот раз попросил своего турагента найти отель без немцев.

Первый день во Флоренции прошел просто замечательно. Под впечатлением от увиденного, супруги быстро уснули. Посреди ночи Марека разбудил стук в дверь. Мужчина накинул халат и подошел к двери:

Кто там? — прогремел его бас на весь коридор отеля.

Доброй ночи, извините, что беспокою. Я ваша соседка. Мне сказали вы врач … — послышался женский голос за дверью. Женщины говорила на ломаном английском языке с тяжелым немецким акцентом.

Марек открыл дверь. Перед ним стояла хрупкая женщина небольшого роста.

Мы живем в соседнем номере. Моему мужу внезапно стало плохо, он задыхается. Мы вызвали скорую, но они смогут приехать только через минут 15-20. На рецепции девушки вспомнили, что сегодня в отель поселился доктор Гершман. Умоляю вас, скажите, что это вы!

Я, я — вздохнув Марек. — Пойдемте посмотрим, что там с вашим мужем.

Он вышел из номера и последовал за женщиной. От их диалога проснулась Катя и из любопытства тоже пошла за ними.

Мужчина сидел на кровати и сильно стонал. Его губы посинели, а изо рта шла пена.

Легкие … — пробормотал Марек, даже не касаясь к пациенту. — Скорую нужно срочно, здесь пахнет инсультом, а без спецсредств я ничем не смогу ему помочь. Катя, — обратился он к жене, — мне нужны спирт, вата и чулки.

Катя быстренько объяснила все госпоже и за несколько минут все лежало возле Марека на столе. Он сделал спиртовую маску из ваты, а чулками перемотал конечности. Затем он открыл окно и перенес пациента к окну.

Дышите, — приказал врач.

Марек, что ты делаешь? — удивилась Катя.

Как это что, кислородную маску. Спирт поможет задержать влагу.

А чулки?

А чулки помогут урегулировать кровообращение. Весь кислород пойдет в легкие и мозг, а не к конечностям. Все просто.

Действительно, — улыбнулась Катя.

Через несколько минут на пороге гостиничного номера уже была бригада скорой. Врачи сначала очень удивились, но Марек им быстро все объяснил и они приступили к делу. Пока двое суетились возле пациента, третий член бригады начал заполнять необходимые документы.

Как ваша фамилия? — обратился он к Мареку.

Гершман.

Где вы работаете?

В израильской армии.

Доктор, а вы что еврей? — переспросил больной.

Конечно, еврей конечно, — ответил Марек.

Кто бы мог подумать, — удивился больной.

Когда мужчину забрала скорая, Марек с Катей вернулись к себе в номер.

Не смей надо мной злорадствовать, — предупредил он.

Ну что ты, любимый, — улыбнулась Катя. — Но согласись, что ситуация странная: ты ненавидишь немцев и одновременно спасаешь их от смерти.

Во-первых, он бы и так не умер, поэтому я его не спасал. Во-вторых, может он и не немец вовсе. Кто его знает …

На улице уже светало. Катя с Мареком отправились в ресторан на завтрак, а потом поехали на весь день из отеля. Вернулись они только под вечер. У входа в отель стояла их соседка. Заметно было, что она ждала именно их.

Как ваш муж? — поинтересовался Марек.

Благодаря Вам ему уже лучше. Кстати, именно поэтому я здесь. Не знаю как вас отблагодарить. Денег вы видимо не возьмете.

Ну что вы, какая благодарность, — смутился Марек. — Я делал только то, что должен был. Каждый на моем месте сделал бы то же самое.

Не каждый … — заверила женщина. — Вот, возьмите. Это письмо от моего мужа. У меня к вам только одна просьба. Прочитайте его только тогда, когда я уйду.

Они попрощались, женщина села в машину и уехала.

Марек развернул письмо, в котором было написано следующее: “Спасибо вам за все. Спасибо, что не дали мне умереть. И извините. Простите меня, простите нас, если сможете. Генрих Гросс, лейтенант Вермахта СС.»